Veloufa.ru

5 лет назад
Кропачево-Миньяр (через Зюраткуль)

Самое интересное началось еще дома с вечера, когда мне позвонил Дима и строго-настрого наказал быть на станции Парковая в 5:20 утра, хотя электричка из Уфы выезжала в 5:30. «Смотри, – говорил Дима – не проспи, лучше на станции посидим, а то электричка ждать не будет». Проснувшись утром и начав сборы понимаю, что опаздываю, выезжаю из дома в 5:30, нарезаю несколько кругов по Интенациональной в темноте, наконец, нахожу въезд на станцию, забираюсь на платформу в 5:37, готовясь увидеть сердитого Диму и обнаруживаю что я тут одна. Звоню ему и услышав в трубке сонный голос, понимаю, что наш завхоз по снаряжению – ПРОСПАЛ!!! Подъезжает электричка и сразу в тамбуре мне говорят: «На Спортивной – выходим!», потому что палатка на 4 человека, котелок и газовая горелка проспали вместе с Димой. Леха Men (его группа ехала с нами до Сима) предложил нам одну палатку, т.к. у них тоже один участник проспал, и мы решили ехать дальше. (Дилара)

Однако, чужая палатка была только резервным вариантом. Участник не закатал, а лишь проспал, так что надо было придумать способ забросить его в Кропачево к остальной группе. Самый простой вариант со второй электричкой с прошлой осени стал не актуален, так что пришлось узнавать о автобусах. Как оказалось, большой автобус в те края ходит, и Дима был отправлен этим маршрутом. Сколько при этом было потрачено нервов – история не упоминает. Местом встречи был назначен поворот с М5 на Кропачево.

Так что маршрут стартовал в обратную сторону. Дорога от Кропачево на М5 вполне привычна, но ездившие по ней Паша с Аней оказывались там только в выходные (когда она тоже не особо пустая), а в будний день трафик оказался дай боже. Так что к моменту встречи с автобусом Димы, уже зрела мысль, что возвращаться по той же дороге не охота – особенно с учетом того, что до Лаклов нас ожидало примерно аналогичная напряженность движения.

Побочным эффектом был легкий шок для Ильнура, которому позвонил Паша. Сквозь героически сдерживаемый хохот он поинтересовался, не было ли в истории Велоуфы случаев начала маршрута в обратную сторону. Оказалось, что нет. Предупредив о своем сомнительном статусе «первопроходцев» поехали дальше. По здравому размышлению, исходный маршрут был проще – субъективно, в самых жестких местах преобладал набор, а в оригинале там бы был спуск (Паша).

На развилке на Серпиевку и Аральское случилось короткое штурмовое совещание. Через Аральское было быстрее, через Серпиевку же можно было зацепить Серпиевские пещеры, так что выбрали более длинный путь.

Шел утомительный дождь, так что у нежелающего лезть в пещеру Димы сразу нашлось дело  – организовывать костер. Остальные же двинулись вниз, аккуратно балансируя на скользких камнях (посещение Серпиевских пещер в нетрезвом виде крайне не рекомендуется). Сами пещеры не очень крупные, но загажены умеренно и интересны для новичков.

Дальше по дороге шел совершенно обычный асфальтовый день, «выдающийся» разве что скоростью отдельных участников. Уже чувствовалось, что график держать на самом деле будет непросто. Зато внезапно оказалось, что места там очень красивы – с учетом рельефа и качества покрытия обычно там проезжаем с такой скоростью, что разглядеть ничего не удается.

Около Карауловки был небольшой инцидент с местными жителями. Ароблемой была и стоянка – она была запланирована незадолго до Катав-Ивановска, но со стороны Серпиевки-Карауловки нормальных стоянок не наблюдалось (особенно вблизи Катав-Ивановска, именно с этой стороны находится городская свалка). В итоге заехали в Катав-Ивановск и поехали в обратную сторону – в сторону Аральского. Там и встали. Стоянка была средненькая, но не совсем заболоченная и небольшой технический ручеек был неподалеку.

Второй день определенно пытался побить первый по бессобытийности. Ритм был настолько «быстр», что голова колонны успела обсудить, помнит ли она сравнительно новую радиовышку над Юрюзанью и что за город остается по правую руку в нескольких километрах.

А так – день почти полностью прошел по асфальту, и самым запоминающимся была перепутанная дорога в Катав-Ивановске. Если сворачивать на мостик непосредственно на указателе на Юрюзань, то вместе наезженного большака оказываешься на узкой дороге, ведущей мимо литейного завода. Довольно забавные индустриальные задворки, но узко жутко. Поразила проходная этого завода – с одной стороны дороги четырехэтажное здание, с  другой – обрыв. Так что вход на проходную «из города» – поверху, в виде пешеходного мостика сразу на третий этаж здания.

В Юрюзани был закупочный день – докупали все, что по Наташиной раскладке надо было набрать на два последующих дня. Вообще, работать по ней было одним удовольствием – все расписано, и даже разложено по дням/меню (сказывается ее большой походный опыт), но завхоз с чужой раскладкой – большая проблема. Если человек все от и до продумывает сам, то у кого что лежит и какое меню вспоминается быстро, а вот с чужой такой халявы не бывает – разве что зубрить наизусть. Там же Дилара шокировала продавцов просьбой отрезать 420 грамм сыра и насыпать ровно столько же риса.

В Юрюзани нас накрыло непонятными осадками – то ли снег, то ли град. Понять, что это было, не удалось – похоже было на то и другое сразу. А вот тепло точно не было. Тут весьма к месту пришелся прихваченный Диларой термос. В целом, для больших групп наличие термоса на литр-полтора оказалось вполне оправданным. По весу и объему он заменяет один полуторалитровый баллон и включить в общественную раскладку группы в межсезонье его вполне можно.

Запомнилась только тонна съеденной колбасы за день, и вообще весь поход был «объедательным». Так плотно я еще никогда не питалась! О количестве съеденного, можно судить по объему велочехла в котором мы подвешивали на ночь еду. (Дилара)

После Меседы начали потихоньку искать место для стоянки. Теоретически, плановая была около моста через Большую Калагазу, но на практике там наблюдалось огромной длины болото и ничего больше. Так что проехали чуть дальше, так сказать до «подворотни» около дороги и обнаружили там явно активно используемую, и вполне удобную стоянку. После краткого совещания на тему «чет плохо спрятано – да ну его, сойдет», решили остановиться тут.

Место идиллическое, удобное, луна… Все наслаждались. У костра сушилась пенка и чьи-то носки. В какой-то момент внезапно запах леса перебил устойчивый запах горелого пластика – пенка упала в костер. К счастью, она обгорела ровно до того предела, в который ее хотел обрезать Дима. Тот правда обрезанную часть хотел закинуть в мусор, но ему отсоветовали… И не зря.

Третий день начался с заледеневших луж, обледеневших палаток и очень длительного собирания, Анника ворчала на нас за это.

Температура ночью была явно ниже нулевой. Вода в бутылках замерзла, а конденсат на палатках конечно не образовал сплошную броню, но трещал прикольно. Собирались сравнительно быстро, хотя в сравнении с типичными сборами в опытной группе – уже не бухие черепахи, как вчера, а всего лишь похмельные.

Но как бы то ни было, группа была готова… Когда Паша обнаружил, что у него спущено переднее колесо. Намечалось еще больше потерянного времени, так что через пятнадцать минут (первая поставленная камера почему-то травила) группа была отправлена дальше.

Закончил менять камеру, Аня уже стоит на дороге – и почему-то в большой компании. Я уж собирался начать ругаться на этих лентяев, когда понял, что физиономии – знакомые, да не те. Это оказалась группа Тимми, которая ночным поездом добралась до Вязовой, и к моменту нашего выезда уже оказалась в этих краях. (Паша)

Собственно, поздоровались и рванули дальше – догонять. Как оказалось, до поворота с дороги на Тюлюк было всего ничего, метров пятьсот. Там же и распрощались, обоим группам предстоял огреб.  Здесь Тимми сказал фразу, которая стала для нас фатальной на два последующих дня: «Едете на Зюраткуль? Да вы там не огребете!». Метров через 50 начался огреб: грязь-подъем-грязь-подъем-подъем-живописный курумник и обед-подъем-подъем-лужи-грязь-лужи-грязь, и так до самого Олимпиева кордона.

Глубина луж часто доходила до колена, набрались полные резиновые сапоги воды, зато был преодолен страх перед грязью и отказал задний переключатель, работала только вторая передача. Очень пригодились вторничные занятия со Стасом, практикум надо продолжать! На первом же подъеме Димой была предпринята попытка взять на буксир отстающую Камиллу путем привязывания на длинной веревке ее вела к своему. Однако «сложная» конструкция особых результатов не давала, и все это безобразие быстро закончилось. (Дилара)

Я вообще ломился не разбирая дороги под лозунгом «я специально дырявые для бродов брал». Отсутствие фонариков (я, как оказалось, таки не смог в том году расстегнуть забитый грязью фастекс, и тупо срезал лямки) ничуть не мешало. (Паша)

Больше всего шокировал вопрос «и ТУТ группа Мушки проехала за день?!». Нас подкосило сразу несколько вещей – группа из-за замыкающих была медленнее, начинали мы в сторону с бОльшим набором… И самое важное, в этих краях дожди шли уже дней десять! Так что в низине около дороги лужи были – весьма и весьма душевные, слава богу еще почва не особо глинистая, так что колеса клинили редко.

Забавно было наблюдать, кто и как проходит лужи. Паша с Айратом, например, целенаправленно использовали легкие сетчатые кроссовки – как наберем, так и вытечет и прогреется. Аня, Камилла, Дилара и Дима бодро топали в резиновых сапогах. Наконец Румит ехал в трекинговых ботинках и играл в увлекательную игру – «не черпнуть голенищем воды». Ноги у него были сухие и в тепле… Ровно до того момента, когда он все-таки зачерпнул бы воды.

Собственно один недостаток резиновых сапог вылез, когда Дилара все-таки зачерпнула воду голенищем. Занимательный хлюп-хлюп в сапогах отягощался тем, что внутри были мокрые х/б носки и войлочная стелька – тоже мокрая. И то, и другое для туризма рекомендовать нельзя ни в коем случае. В результате, следующие дни она ехала в запасных недотрекинговых носках Румита, а на стельку как раз пригодился целый кусок пенки Димы.

Но через какое-то время откровенное болото кончилось – начался сравнительно чистый подъем с небольшими (по обода/четверть спиц:D) лужами и небольшими спусками. Так что потащили в спокойном режиме. На здоровенном курумнике устроили обед и обработку от клещей. Главное было развести первое со вторым – стоило кому-то из обрызгиваемых оказаться с наветренной стороны, начиналось взаимное бурчание.

Дальше подъем продолжался спокойно… пока не началась горизонтальная часть. Дорога резко стала ощутимо более раздолбанной, а затем – практически перестала читаться вообще. Начали попадаться первые поваленные деревья. Впрочем мы скоро вывалились на сравнительно наезженную дорогу к Олимпиеву Кордону. Правда, судя по нескольким поваленным деревьям, в этом году ей еще толком не пользовались. Здесь же разгрузили Камиллу, и снова – лужи, броды и прочие прелести.

Когда вышли к Олимпиеву Кордону не верилось, что прошли всего лишь пятнадцать километров за день. А уж когда заметили, что у домиков стоит явно не вертолетом сюда затащенная одиннадцатая «лада» – обрадовались вдвойне. До Сибирки был вполне приличный грейдер, с легким движением и приличным набором и таким же спуском. Немного было грустно на развилке, где начиналась дорога на фонтан – посмотреть на него мы уже явно не успевали.

На спуске у народа были ощущения смешанные. Если Паша, судя по его словам получил море удовольствия, то Тимур отзывался более сдержанно, а уж те, кто ехал на тормозах – ворчали как домовой в дождь. Как-никак километр-полтора довольно резкого гравийного спуска на барахлящей вилке вызывает смешанные чувства. Как раз оного Пашу с его ста десятью килограммами ощутимо более легкие девушки начали использовать как разблокировщика эластомерок – три-четыре прыжка и вилка хоть как-то ходит.

В самой Сибирке магазина видно не было, да и лица местных обитателей особого доверия не вызывали. Так что проскочили ее, и за коротеньким торчком началась ровная и быстрая дорога. Перед спуском мы встретили двух велосипедистов налегке (вроде бы из Перми), но больше всего шокировала встреча на дороге из Сибирку. Там мы встретили двоих велотуристов из Екатеринбурга. То что мы едем из Сибирки на карьер их крайне заинтересовало – они направлялись на тот же карьер с другой стороны… и на этой дороге мы никак не должны были встретится. В процессе эмоционального обсуждения навигации и обмена информацией выяснилось, что это та самая группа, которая заявилась в Уфимской МКК. Когда разобрались, что мы все-таки едем правильно, а вот они пропустили поворот, им пришлось развернуться.

Поворот на карьер пропустить очень трудно – дорога накатанная… И точно так же неровная и грязная. На карьере решили не вставать – туда пришлось бы сначала карабкаться наверх (недолго), а потом  скатываться вниз. Качество  воды, которая теоретически была в карьере, было весьма сомнительно. Так что мы проехали до резервной стоянке на небольшой реке. Источником воды, правда, служила не она, а впадающие в нее ручьи.

Там мы обнаружили уже ставших лагерем екатеринбуржцев, которые успели развести костер прямо у обочины – слишком много вокруг было сухой травы. В общем, лагерь в этот раз был совместный, благо вдвоем они ехали уже несколько дней (был еще третий участник, но он планово выбосился с маршрута – сессия). Так что новым собеседникам они были только рады. Пообщались, запланировали ТО велов (Паша успел перенастроить задний переклюк на своем веле, а вот заменить колодки на диларином и настроить задний тормоз Камиллы – нет, слишком темно было), поужинали и легли спать.

Итак, с утра нам был преподнесен наглядный урок на тему «как правильно надо выдвигаться». Екатеринбуржцы собрались первыми чуть ли не за час до нас, хотя встали примерно в одно время. Так что к моменту нашего отъезда, они уже были далеко.

День начался продолжением вчерашнего подъема. Теперь он стабильно шел наверх с небольшим уклоном, но лужи превратились в один стабильный ручей. На этом же подъеме случился легкий продуктовый бунт – самая тяжелая часть группы в виде Димы и Паши заголодала. Дима просто грезил о колбасе, а Паша ворчал, что «следующего завхоза, который регулярно в меню будет ставить молочную кашу, он лично сожрет».

Впрочем, слякоть сравнительно быстро кончилась и начинается стабильный каменистый подъем. Тут же встречается чуть ли не первая полноценная развилка – две дороги откровенно в разные стороны. По рации хвост группы связывается с Румитом и выясняет, что двигаться надо по более наезженной дороге… Большая ошибка.

Итак, прямой как стрела каменистый подъем, приличный уклон, потихоньку начинает припекать – и так несколько километров. Подъем пожалуй был самым занудным и затяжным из всех встреченных за поход. На вершине оказывается, что нормальный вид доступен только если вскарабкаться на скалы вокруг седловины этого безобразия, а вот отдыхать там не стоит – слишком ветрено. Так что неровным свистом и громким бурчанием стаскиваем со скал фотографов и садимся жрать.

Тут же выясняется, что движение по маркированной тропе вовсе не гарантирует безоблачного пути – если не знаешь, куда эта тропа ведет. Конкретно эта обходила озеро с другой стороны, и мы, предположительно, вскарабкались не на Маскаль, а на Буландиху (малый Маскаль). В любом случае, спуск до озера был со смешным перепадом, и проще было скатиться вниз и разведать дорогу.

Перед спуском встретили крупную группу пешников из Москвы, которые подтвердили наши подозрения. Более того, они сомневались, что внизу эти две тропы как-то соединены. Но выбора у нас не было – надо было двигаться дальше.

Внизу часть группы устроила мини-фотосессию, а Румит с Аней и Айратом отправились на разведку.  Вскоре они принесли нерадостные вести. Дорога внизу уже была изрядно заболоченная, а дальше она становилась тотально непроезжей и изрядно заросшей. Так что надо было возвращаться – успокаивало только то, что со стороны Зюраткуля перепад был смешной.  Здесь снова встречаемся с пешниками, которые спускались чтобы идти вдоль берега. Пожелав друг другу удачи, начали спускаться – каждые в свою сторону.

Спуск можно было назвать в лучшем случае средненьким – неимоверная тряска и исключительно на тормозах. Затем – гораздо более гуманный подъем, с меньшим уклоном, в лесной тени и извилистый. Так что до пересечения с прямой просекой, выводящей на Щаранский кордон мы добрались не особо устав. А вот на то, что началось потом, в русском есть несколько нецензурных слов, самое точное из которых описывается прилагательным «полный».

Если вкратце, дорога хронически затоплена, местами (подозреваем) чуть ли не по пояс, жуткое количество бревен поперек, и обочина вокруг – с приличным подлеском и заболочена. К тому же регулярно попадались глубокие ручьи шириной «на перепрыгнуть». В общем, жесть, как она есть.

Здесь нас нагоняют пешники, прошедшие вдоль берега. Дальше идем примерно в одном ритме – то они нас обгоняют, то мы их на стоянке, то они нас на стоянке… На третьем километре этого безобразия не выдерживаем и садмися ужинать. Паша, у которого в таких случаях свой принцип измерения ожидаемых расстояний, мрачно пророчествовал что мы прошли уже целую треть. Как оказалось – бессовестно врал, уже через полтора километра дорога сначала стала проезжей (именно здесь мы распрощались с пешниками в последний раз) и буквально через сто метров вывела к Зюраткулю.

Само озеро, если честно, мы толком не разглядели. Причин было несколько. Самая простая – при первом выезде нельзя сказать, что было особо интересно – просто здоровое озеро в горах с болотистым берегом. Со стороны же поселка мы выезжать на берег не стали – слишком много народа. Из-за потраченного времени, сходить на вершину хребта мы уже не успевали.

Можно было радоваться – дальше нас ожидал неторопливый грунтово-асфальтовый спуск вниз. Закупившись (никогда, повторяю НИКОГДА не планируйте закупки на Зюраткуле, нет почти ничего кроме алкоголя) и набрав воды (в общественном пользовании есть хитро спрятанная колонка), поехали дальше.

Полюбовались на заброшенный каскад ГЭС (сооружение масштабом не потрясающее, но умеренно любопытное), оказываемся у резкого спуска. Там стоит быть осторожным – трафик в наличии и не всегда адекватный, спуск же неровный и крутой. Здесь «убрался» Айрат – порвал кожу на локте и колене, и сломал ось тормозной ручки.

Внизу, у деревни на него натурально набросились остальные участники. Как оказалось, правильные перевязочные средства были у многих, так что случился даже спор, чем его лучше обмотать. Паша в это время накладывал «фиксирующую повязку» на ручку, чтобы ее не потерять по дороге.

Едем дальше. После КПП (про деньги у нас спросить видимо поленились) едем километров пять по асфальту и встаем у крохотной речки в лесу. Стоянка получилась отличная. Тормозную ручку в итоге починили, используя болт якоря рулевой, гайку и плавленую пенку (обрезки все той же пенки Димы) в качестве фиксатора резьбы.

Весь вечер шли идеологические дискуссии – выбрасывать ли подуставшую Камиллу в Сатке, или не стоит. В итоге, правда, пришли к тому выводу, что неизвестно – рейсовый маршрут из Сатки выезжал рано утром, и неизвестно – был ли это большой автобус или микроавтобус. Однако был и приятный бонус – из-за этого решили стартовать без серьезного завтрака, с перекусом бутербродами. Благодаря этому выехали во вполне человеческое время.

Дорога до М5 пролетела махом – жалкие пять километров под горку. После короткой, но бурной дискуссии (Дилара с Тимуром говорили, что по М5 ехать не хотят, а где-то на горизонте видно параллельную грунтовку, а Паша огрызался, что тут по трассе доплюнуть можно), группа после полных опасностей пятисот метров по пустой (для М5) трассе свернула на Бердяуш.

Дорога на Бердяуш тоже вполне быстрая, ненапряжная и без особого рельефа, с остановкой на набор воды в одном из сел по дороге. Если ехать в обратную сторону, тут бы вместо пары спусков были бы короткие тягуны, но ничего серьезного. На въезде в Бердяуш традиционно забыли сделать фото «я и столб», так что было рождено творение в виде «трое у столба, остальные на горизонте». Вообще, эта болезнь преследовала нас все время, количество фото у знака «конец населенного пункта» в техническом отчете будет зашкаливать.

Сам Бердяуш в плане проезда – сплошная головная боль. Его можно пересечь либо по пешеходному мосту над ЖД путями, либо по путепроводу, который находится на некотором удалении от города и, к тому же, сразу после путепровода начинается весьма неприятный торчок, и такой же резкий спуск.

На вершине всех натурально достало духотой и все дружно начали раздеваться и остывать. Сразу после того, как самые предусмотрительные намазались кремом от загара, поднялся характерный «мокрый» ветер и из-за горизонта появилась совершенно жуткая черная туча. Так что пришлось спускаться под проливным дождем. Там случился небольшой конфуз – Камилле зачем-то захотелось остановиться на спуске, и ее догнала задумавшаяся Дилара. К счастью, обошлось без последствий.

После Бердяуша начался резкий глинистый подъем, уже вполне заезжаемый. Напрягало только огромное количество грузовиков, возивших грунт на кучу строящихся неподалеку нефтепроводов. После подъема начинался весьма и весьма любопытный спуск – раскатанный до полуасфальтового состояния, широкий и быстрый, километра на два-три. После этого мини-перевала такого же качества дорога с небольшими участками мокрой глины идет до самой Романовки. Причем эта дорога идет параллельно ЖД, так что уклоны на ней практически отсутствуют.

Наконец-то едем по графику, так что в Пороги успеваем заехать полноценно. От дороги – примерно десятикилометровый крюк с ненапряжным грунтовым перевалом, причем часть его – даже с асфальтом. Полчаса вверх, пятнадцать минут вниз – и видно начало «небольшого» водохранилища у Порогов.

Сам исторический объект Пороги – это одна из первых ГЭС в России. Эта электростанция строилась для снабжения мини-завода по производству ферросплавов с расчетом на максимальную автономность, и в весьма глухих местах. Так что никаких привычных бетонных плотин – если затворы еще сравнительно привычного вида (хоть и антикварного – начало двадцатого века, как-никак), то сама плотина сооружалась из местного же песчаника. Вид у нее из-за этого совершенно потрясающий. Рядом пристроился построенный таким же образом дом – совершенно непривычное зрелище на Урале, где старые дома по большей части или кирпично-беленые, или деревянные.

Про состояние – это отдельная песня. В отличие от множества старых объектов, ГЭС все еще действующая, так что если удастся просочиться в генераторный зал – можно полюбоваться на работающие турбины выпуска 1909 года. На плотину теоретически тоже есть возможность подняться – но на свой страх и риск, доски в некоторых местах уже рассохшиеся.  А вот со стороны завода – все грустнее. Он работал вплоть до 90-х/00-х (когда производство остановилось точно неизвестно), так что заводское помещение просто пустует.

Здесь мы оставались довольно долго, посмотрели ГЭС и позавтракали-пообедали. Здесь же сделали единственную фотографию, где есть вся группа в полном составе. Так что обратная дорога к Романовке шла довольно быстро. В ней же остановились набрать воды и помыться у родника (Дима даже выкопал дезодорант, подкинутый ему заботливой женой).

После Романовки дорога окончательно стала асфальтовой. Так что до плановой стоянки неподалеку от Сулеи добрались практически спокойно. Правда, Чулковку постарались проскочить побыстрее – как-то у местных жителей физиономии были больно уж… Упраздновавшиеся. Вообще, судя по количеству венков у вполне хорошей дороги, гоняют тут весьма опасно.

Встали у совершенно невидимого с дороги ручейка к своему шоку очень рано. Так что сначала быстро поужинали, отметили давным-давно (еще во время ПВД) прошедший день рождения Тимура тортиком и начали собираться спать. При этом апофеозом было собрание всех у тамбура одной из палаток под лозунгом «постоим у подъезда».

Еще вечером пятого дня обсуждали простой выбор – то ли ехать до Кропачево через Лаклы, то ли сесть на утреннюю электричку до Кропачево, и покататься в тех краях. Вторая точка зрения выглядела интереснее – по отзывам, в районе Лаклов трафик довольно приличный. Так что в последний день похода вскочили вообще ни свет, ни заря, и рванули в Сулею без завтрака. Заменой завтрака были бутерброды с чаем (причем чай кипятили уже на платформе, в ожидании электрички). Как обычно в этих краях, взяли с нас полную стоимость билетов.

В Кропачево Камилла из-за проблем со здоровьем нас покинула и уехала на поезде «Новый Уренгой-Уфа» домой. В рекордные сроки был куплен билет, разобран и упакован в чехол вел, и погружен вместе с хозяйкой в вагон. Повезло, что Дима прихватил с собой велочехол, на всякий случай! (Дилара)

Для простоты, решили ехать по классическому маршруту Кропачево-Аша через Ерал. Из Кропачево выезжали странными загогулинами (решили от колонки не возвращаться на большак)  так что малость поплутали и наблюдали праздничную демонстрацию. До Ерала добирались без приключений, а вот внутри исхитрились найти еще не опробованный поворот в тупик. За время выпутывания из этого географической черной дыры (длиной целых сто метров) нас успели атаковать какой-то конь и некий огненно-красный «жених на выданье», которому очень понравилась Аня.

После Ерала единственным серьезным препятствием был одноименный перевал – два километра изрядно крутого подъема. Так что потащили велы в очередную гору, попутно постепенно закипая. Особо пострадавшие начали раздеваться прямо на ходу (велотуристический стриптиз – сначала снимаем анорак, потом термуху, потом вспоминаем про хобу). В Симской закупились продуктами и, проехав чуть дальше старого моста через Сим в сторону Миньяра, встали на берегу Сима отдыхать и расслабляться – сосиски на горелке и героическое отковыривание грязевой корки на велах. В помывке не принял участие только Дима. Он заявил, что если он приедет с чистым велом, ему супруга устроит допрос с пристрастием – мол, где был.

Последний кусок дороги был до Миньяра. Плоский, спокойный, неторопливый. В общем, ничего выдающегося. Времени оставалось столько, что в Миньяре успели пофотографироваться и у плотины, и у местного краеведческого музея – снаружи он весьма красиво расписан, но работает так, что никто, кроме самих миньярцев туда не попадет.

В электричке мы были не одни – мы застали возвращающуюся группу Тимми. Сам он не дремал на посту – он в свое удовольствие спал до нашего появления, подняышийся шум и общение его разбудило. Проснувшийся Тimmy тут же устроил моему «толькосаморучносшитому» ветровику тест-драйв на смачиваемость, продуваемость, сминаемость, тесты на сгораемость и истираемость мне удалось пресечь, и анорак был спасен. (Дилара) К тому же, в соседнем вагоне ехал Ваня (Улитка на склоне) возвращавшийся в Уфу.

Уже в Иглино в электричку села Камилла с вкусняшками и новостями – она успела завезти велосипед домой и на последнем автобусе доехать сюда. Так что группа въехала в город в полном составе (и плевать, что некоторые делали это два раза).

comments powered by HyperComments