Veloufa.ru

4 года назад
Белоснежка и семь гномов

«Небеса на коне, на осеннем параде, месят тесто из тех, кто представлен к награде»… Возможно, когда сей рассказ будет написан, Вы, читая его, будете нежиться в тепле за компьютерным столом…

Художественный отчет о спортивном велопоходе 1 кс на Южном Урале.

Сроки: 6-12 мая 2013 года

Участники похода:

  • Юрий (руководитель, фотограф)
  • Ильшат Shitik (медик)
  • Артур asaska (штурман)
  • Валера akanoka (культуролог)
  • Эдик frantic (фотооператор)
  • Азат (реммастер)
  • Инира (завхоз)
  • Тагир frigat (летописец, немного фотограф)

Умник, Скромник, Соня, Ворчун, Чихун, Весельчак, Простачок – соответствия расставьте на своё усмотрение 😀

Нитка маршрута:

г. Сибай — вдп. Гадельша — хр. Ирендык (пер.) — оз. Талкас — н.п. Темясово — хр. Уралтау (пер.) — н.п. Старосубханкулово — пещера Шульган-Таш — н.п. Гадельгареево — н.п. Игризлы — н.п. Кызлар-Бирган — н.п. Кананикольское — н.п. Ивано-Кувалат — н.п. Петровка — н.п. Зилаир

Пролог.

«Небеса на коне, на осеннем параде, месят тесто из тех, кто представлен к награде»… Возможно, когда сей рассказ будет написан, Вы, читая его, будете нежиться в тепле за компьютерным столом, за окном снежинки будут мирно ложиться на дороги, крыши и карнизы домов, а люди, у которых за плечами бурное и незабываемое лето, – уходить в зимнюю спячку, предавая свое существование пресловутой и безвылазной рутине. Да, лето выдалось замечательным, несмотря на то, что что-то было или пошло не так, как мы хотели, и я надеюсь, что и вы не жалеете о своем лете. Еще я надеюсь, что сейчас пребывает в комфорте не только ваша физическое тело, но и внутреннее эго, перенимая со страниц этой небольшой и скромной истории шелковистое и ни с чем не сравнимое тепло Весны, во власти которой мы находились целую неделю. В конце концов, не теплом радиаторов согрет человек.

Сейчас, глядя в окно, я вижу, как угасает осень, и в подобные моменты, когда на улице весь день льет дождь и я как всегда дома замерз, сижу на кровати по уши в делах, мое сознание невольно переносится на полгода назад и воспоминания начинают здорово согревать. А за окном температура упрямо стремится к нулю.

Апрель. Предпоходный велоуфимский ажиотаж свалился на меня, и посреди этого городского хаоса в меня стало вселяться какое-то воодушевление после долгой зимней спячки, и свежее дыхание грядущего сезона овевало всю нашу атмосферу в подвале в «хрущевке» всякий раз, как я там появлялся. Солнце становилось выше и грело теплее, природа распускалась во всей своей красе, и несмотря на то, что зима в этом году упорно держала свои позиции, засыпая города снегами, весна уверенно шагала по земле и вселяла в наш край новую жизнь. И в полночь 6 мая мы тронули с железнодорожного вокзала — навстречу Весне!

День 1. «Ветер в рожу, но не торможу»

Пейзажи за окном вагона стояли пока еще мрачноватыми. Интересно, что нас ждет там?… Ответ был дан за пару часов до прибытия — природа здесь расцветает! Яркое утреннее солнце освещает здешние земли, а деревья зеленеют словно на глазах. Эх, Сибай, здесь я уже 3 раз, и каждый раз ты приветствуешь меня теплом и ярким светом. Имя тебе — Лето!

Суета на привокзальной площади спешно рассасывается, люди разбредаются по кварталам, ну а нам предстоит целую неделю обходиться без всего того, что создает вокруг нас комфорт, в котором живем всю свою жизнь. И его отсутствие поможет нам в полной мере почувствовать вкус даров зарождающегося лета, находящимися за пределами привычной реальности. Реальность — вот она, во всем своем откровении, вечности и правдоподобности.

Юра, Ильшат, Инира, Валера, Азат, Артур и я покидаем площадь. Не хватает еще одного участника, приболевшего накануне вследствие неудачно организованной раннее «ливневой» покатушки, но обещавшего присоединиться к нам в Старосубхангулово.

Да, город лучиться яркими цветами. Аллеи, обрамляющие кварталы, сияют зеленым блеском. Уж не знаю, почему этот город промышленного толка вызывает у меня подобные эмоции. Ото всюду звучат татарские наречия, приветственные крики в наш адрес со стороны детворы, резвящейся во дворах детсада, доставляют также умиляющие надписи на торцах домов и заборах вроде «Мине сине яратам!», размеренный темп городской жизни и открытое синее небо, не стесненное каменными джунглями.

Тянет меня сюда — на юг. Воспоминания не хотят отпускать. Если где и проводить весенние походы, то однозначно здесь! Даже сейчас, когда тянущиеся вдоль нашего пути холмы я вижу в третий раз, они кажутся мне не менее красивыми, не менее необычными. Каждое место уникально по своему, стоит лишь стереть границы своего восприятия.

Так, увлекся я что-то. Отныне существует только здесь и сейчас. Алга!

Ага, именно с такими словами мы выехали из города, но степной ветер сразу пресек наш оптимизм, ибо дул точно на восток. Иногда порывы не позволяли не только скатываться с горки не крутя педали — на подъеме к холмистому перевальчику ветер то и делал, что выворачивал руль то вправо, то влево, а парусность снаряженного велосипеда только способствовала раскачке, а в какие-то моменты казалось, что даже предел твоих сил не способен противостоять силе ветра… Да шучу, такое только один раз было. До верха перевальчика дошли пешком. Сразу вспомнились эмоциональные рассказы участников группы Вовачки, когда мы с ними встретились в дубовой роще близ урочища Успенка, а ехали они как раз из Сибая. Рассказывали они про езду с горки с пешеходной скоростью, про полет голубя жопой вперед и про многое другое из того, что испытывали мы сейчас. По многочисленным рассказам и собственному небольшому опыту складывается впечатление, что именно сезонность определяет наличие и направление ветра в этой местности — ветер все время дул в лицо.

С места нашей ходки открывается вид на запад — туда, куда посреди невысокой ярко-зеленой травки в степи тянется гравийная дорога и вновь ныряет в ложбинку за холмом. Как же круто стоять здесь и смотреть вперед, чувствовать порывы ветра, готовые тебя подхватить и увлечь за горизонт. Несмотря на неистовый ветер, многие ехали в одних футболках — хоть погода и решила наслать на нас испытание на первых же километрах, факт остается фактом — Страна Весны для нас открыта. Будто сам ветер прислуживает Девице-Весне, сея повсюду ее благотворные плоды. И мы, окрыленные сим вдохновением, несемся на всех порах вперед, любуясь степями, зеленым ковром, застилающим холмогоры, наслаждаясь переливчатым звучанием талых ручьев, колеблющих низкую травушку вдоль дороги. Лучи вечернего солнца живописно пробиваются золотыми снопами сквозь набегающие с Ирендыка тучи и стелются по всему предгорью, еще сильнее насыщая траву яркой зеленью. Вокруг вздымаются новые и новые отвесы всхолмья, и каждый поворот пути дарит нам новые видения рельефа. И пока светило все явственней клонилось к западу, мы подъезжали к той самой долине, в которую я влюбился с первых минут пребывания в ней.

Вон появилась табличка «Гадельша», направляя путников направо. Руководствуясь навигатором и здравым смыслом, Юра повел нас прямо, игнорируя указатель. Вскоре мы уперлись в ворота одноименного санатория. За сотню метров до въезда на территорию учреждения имелась любопытная грунтовая своротка налево, видимо, прямиком на хребет. С этого места ведущая наверх дорога казалась скалодромом, этот факт вызвал весьма эмоциональную реакцию Юры: «****!!!», что весьма понятно, ибо даже не хотелось представлять себя прущимся туда с велосипедом и рюкзаком… Хотелось представлять других, АХАХА!

Пока остальные ждали отставших на площадке перед въездом в санаторий, я налегке побежал вперед по убегавшей в лес тропинке, спотыкаясь о прячущиеся в подлеске камни и сильнее вслушиваясь в лесную даль — где-то совсем близко должен быть Худолаз. Речка на месте! Ну еще бы, после такой обильной осадками весны.

Вернувшись, обрадовал всех собравшихся скорым бродом и посоветовал все же одеть сменную обувь: брод хоть и не представлял никаких трудностей даже для начинающих туристов, но уносимые быстрыми потоками босые ступни могли быть негостеприимно встречены агрессивным дном.

По очереди стали бродить. Люблю такие моменты, когда сопоходники под пристальным взглядом The Media начинают пыхтя тащить вел через ручей, спотыкаясь о дно, слегка покачиваясь под силой течения, пытаться сделать нужный шаг и одновременно с этим перенести всю снарягу, да так, чтобы на радость наблюдающих не плюхнуться в воду. Все обошлось без курьезов. Хоть по факту это действо по переноске тяжести через препятствие и не выглядит столь эффектно, все же приятно смотреть на это спустя долгое время. Жизнерадостный ручей одарил нас весенней свежестью, и с новыми силами мы тронулись дальше — до запланированной стоянки осталось совсем немного.

Езда по г..внам грунтовки в сосновом бору осложнений не вызывала, но спокойный накат по обочине, усеянной мягкими иголками, был куда приятней. Палаточная лужайка в этот раз оказалась совершенно пустой (трудовыебудни), и мы встали прям у спуска к речке.

Ильшат откуда-то откопал лук и в стиле Робина Гуда позировал перед моей псевдозеркалкой. Кто-то нашел обесцветившийся и облупившийся старый как мир мяч, весь покрытый зеленью, абсолютно весь, но не потерявший способность держать форму и воздух. Если бы мяч был волейбольным, можно было бы исполнить желание Иниры после ходового дня поиграть в волейбол. Но мяч был футбольным. Поэтому мы поиграли в футбол. Идея не плохая — режим матрасный, да и времени свободного полно. Посему я решил вспомнить беззаботные школьные годы и предложил действующему члену сообщества учащихся Валере разнообразить и без того насыщенную походную жизнь.


После необходимых бивуачных приготовлений все вместе пошли вверх по течению Худолаза. В прошлый раз наша группа карабкалась по правому берегу, в этот раз решили залезть на левый. Тропинка, уводящая прочь от речки, ползла по склону долины в колючих бурьянах между камней все выше и становилась все круче. Порой приходилось втапливать обувь в неуплотненный сыпучий грунт и хвататься за колючие ветки. Дорожка по отрогу хребта Ирендык серпантином вела вверх, внизу дно долинки, скрытое еще не одетым весенним лесом, постепенно становилось дальше. Сквозь голый лесной покров стали проглядываться каскады Гадельши и слышно стало ее бурлящее дыхание. В сгущающихся сумерках выползли на хребет, до вершинки оставалось немного. Вскоре она была достигнута. Темнеющие весенние краски давали понять, что задерживаться тут не стоит, однако это место заслуживает того, чтобы им наслаждались даже тогда, когда тебя поджимает время.


Назначенный культурологом Валера образцово-показательно рассказал нам про водопад Гадельша.

Насладившись сумеречной долиной и свежим ветром, ласково трепавшим волосы, пошли по направлению к водопаду. Да, по азимуту. Ориентироваться в сгущающейся мгле в малоизвестной гористой местности приходилось по звукам водопада. Тени словно выползали из под сени кустарников и камней, но приближающиеся звуки падающей с кручи воды давали понять, что мы скоро увидим один из каскадов.

Подошли к одному из порогов Худолаза и сразу насыщенный влагой воздух объял нас ночной свежестью, а вспененные потоки будто сияли лунным светом. Ребяческий восторг вселился в участников, и мы стали активно осматривать эту достопримечательность и прыгать вокруг по скользким камням. Ночная Гадельша не менее привлекательна и даже более необычна. Хотя это и не каскад даже. Всё самое интересное выше, оставим это на завтра. Пора идти в лагерь.

День 2. «Ирендык»

Пропускать рассвет, когда имеется возможность лицезреть его с вершины — настоящее преступление. Не имею понятия, как я проснулся в такую рань, наверное, тупо не спал…, однако поднять себя мне все же удалось. Вместе со мной встали Юра, Азат и Артур, и вчетвером мы пошли к вершине отрога, теснивший речку с южной стороны.

Подъем в довольно активном темпе занял минут 20-30. До самого взлобья склон покрывал лес, возможности осмотреться особо не было, за исключением некоторых участков, зато на подступах к вершине открылась панорама распластавшегося далеко-далеко на восток Зауралья, где багровел край небосвода. Ночной холодок еще не рассеялся, но это не мешало нам без движения сидеть наверху и ждать начала нового дня. Как же прекрасны рассветы. Зарево расползалось по небосводу и окрашивало облака алым цветом. Каменное взлобье, на котором мы сейчас сидим, гордо возвышается над долиной посреди лесистого покрова. Если пройти чуть дальше, то можно оказаться на самом краю ущелья, из которого доносятся звуки бурлящей реки. Противоположная сторона представлена обнаженным крутым каменистым обрывом, по которому мы карабкались вчера. А далеко на востоке пригорки плавно переходят в степь.

Честно сказать, рассвета мы не дождались (мама-ама-криминал); встретили его, когда, спустившись, осматривали верхний каскад. Лучи пробивали полуголые кроны деревьев и золотили всё вокруг, блики плясали на игристой поверхности заводи, а сам водопад радостно сиял под светом утреннего солнца.



Не разбирая тропинок вдоль ручья спустились вниз к лагерю, где застали своих товарищей… сладко спящими в палатке.

Как только выехали из поросшей лесом долины, взору предстали степные просторы. С северо-запада они окаймлялись невысоким округлым отрогом, а чуть дальше расположилась одинокая гора-шапка с каменистой куполообразной вершиной. Степь представляла собой холмистое поле, сказочно зеленый оттенок которому придавала свежая трава (и немного фотообработка), а сам пейзаж был дополнен одинокими раскинувшимися березами и низкорослыми елями.

Когда справа от нас проплывал кусочек деревни Абзаково, я невольно мотнул голову в ее сторону. И взгляд мой упал на невзрачный деревянный домик, некогда одаривший нас таким гостеприимством и благотворным комфортом, о котором мы и не смели мечтать. Приятные воспоминания явно всплыли в сознании, думаю, Юра в этот момент пережил тоже самое.

Проселочная дорога уперлась в гравийку регионального значения, через пару десятков километров переваливающую Ирендык, и с этого места мы поехали на запад. Погода все так же благоприятствовала за тем исключением, что западные ветры вновь стали не в нашу пользу. Мы сильно растянулись, я был средним звеном, а вот Инире приходилось тяжело, что неудивительно, ведь такие испытания выпали на ее долю впервые. Но проявляя упорство, она медленно, но верно боролась с воздушной стихией. Мы с Ильшатом по очереди старались сопровождать ее.

Приближалось первое и, возможно, наиболее трудное на нашем маршруте препятствие — перевал Ирендык, взятие которого определяло категорийность похода. Едешь вроде наверх, едешь, а за поворотом — очередной подъем. Уклон был небольшим, поэтому всю дорогу на перевал старался проехать не спешиваясь, что мне и удалось. Не только мне, разумеется. К слову, Валера и Артур проявляли отличную выносливость.

Когда все собрались на высоте 858 м, решили замутить обед. В стороне от дороги посреди немного замусоренной поляны была беседка, под ее навесом мы и подкрепились. Здесь же Ильшат познакомился с малоразговорчивым существом, затем представил его и нам. Ильшат сразу нашел с ним общий язык, и вскоре Йорик стал полноправным участником нашей группы. Автостопщика Ильшат взял к себе и отвел для него комфортабельное место в подрамной сумке.

Полюбовавшись видами на покрытые лесом косогоры с обзорной площадки, мы поехали вниз, на всех порах мчались к озеру Талкас по хорошему грейдерному спуску. Справа поверхность уходит вниз, слева громоздится крутой склон, а между ним и дорогой струится оживший ручей, который вновь иссохнет через пару месяцев. Так что в это время года этот участок пути полностью обеспечивался природным источником воды.

У подножия восточного склона хребта лесной подстилок был почти весь запружен талыми водами. Одним словом — болото. К счастью и к небольшому сожалению, поверхность дороги была выше зеркала паводковой запруды.

К пяти часам вечера мы были уже в Исяново. В одном из магазинчиков основательно закупился каждый из нас, и со всеми этими стратегическими резервами мы поехали искать место для стоянки. Вместе с Юрой поддержали идею встать на противоположном от дороги берегу озера, так как на этом уже были.

Когда огибали Талкас, я понял, что считал это озеро меньшим, чем оно было на самом деле. Далее вдоль озера на север проехали пару километров и нашли отличное место у берега под сенью просторного соснового леса. На этой стороне озера не было никого. В этом я окончательно убедился, когда налегке проехался до северной окраины озера — хотели проверить, можно ли будет оттуда завтра выйти на нужное направление, дабы не возвращаться обратно. Ответ — можно. И там еще к тому же веселее.

После полуторачасовой пешей прогулки вдоль озера, в течение которой мы весьма весело поиграли в игру «Есть контакт!», а готовящийся к ЕГЭ Валера озадачивал нас незаурядными словами всякий раз, когда выпадала его очередь, нас ждал в лагере аппетитный ужин в исполнении Ильшата. К слову, ужин в походе всегда аппетитный, просто раз уж выпала возможность, нельзя это не отметить.

А после Ильшат порвал мой мозг игрой «я-иду-в-поход-и-беру-с-собой-спички». Ее смысл доходил до меня туго. Но потом и меня взяли в поход. Фух!

Рябистая водная гладь сверкает в лучах заката, блики пляшут на солнечной дорожке. Солнце скрылось за холмом, сосновые ветки трещат в костре, угольки переливаются алыми оттенками. Вечерняя прохлада спускается с хребта, вынуждая нас садиться ближе к источнику тепла; дым застилает глаза, щиплет… Но вставать с мягкой многолетней сосновой подстилки не хочется совсем. Красные отсветы играют на сонных лицах, вскоре костер тускнеет. Сквозь кроны сосен виднеется звездное небо, недоступное в привычном месте обитания. Уфа засыпает во вторник, чтобы проснуться в среду, а дауншифтеры из Уфы засыпают сейчас — на Южном Урале, в Крыму, в Приэльбрусье, в Абхазии, чтобы завтра встретить новый день, не похожий ни на один другой. Завтра будет завтра, а сейчас — всем наиприятнейших снов!


День 3. «Нежданные трудности»

Сквозь сон слышу завывания ветра, и лежа в палатке, будто вижу над собой, как сомкнувшиеся наверху сосновые кроны грузно раскачиваются во все стороны на фоне посеревшего небосвода, а хаотичные порывы агрессивно треплют ветки деревьев. Сонливость еще не отступила, лишь через некоторое время осознаю, что каркас палатки сложился под действием мощной силы извне и в данный момент лежит на мне… Неужели палатка не смогла пройти боевое крещение?

Мои мысли погрузились вглубь сознания… В следующее мгновение я открываю глаза и четко вижу перед собой все происходящее: товарищи вылазиют из спальников и готовятся к выходу на свежий воздух. Палатка цела и невредима. Просто чертов сон… А мои предположения о возможном сильном ветре ранним утром были подтверждены почти всеми. Более того, они еще удивились, почему я об этом их спрашиваю.

Было прохладно, небо затянуто грозными тучами, нестихающий ветер выдувал из палатки тепло, поэтому в темпе собирались к выступлению. Темпы значительно ускорились, когда шквальный ветер вдруг окатил нас градом. Сначала даже подумали, что это снег.

Поехали вдоль берега на север по приятной грунтовке, то ныряющей в ирендыкский лес, то лизавшей подтопленные берега Талкаса. Скучать не пришлось, да еще и погода сулила нам приключения — до горизонта ни одной прогалины в серых тучах.

Для выхода на требуемую дорогу пришлось преодолеть несколько десятков метров поймы — к тому времени они еще оставались чуть подтопленными, но высоты сапог вполне хватало, чтобы выйти сухим из топей. Перед нами расстелилась тусклая желтая степь и живописная холмистая гряда, поддернутая то ли туманом, то ли завесой мороси, словно рисованная на холсте — растущие березы являлись в каком-то фантастическом обличье, даже облачное небо в контрасте с пригорком не казалось столь реальным, каким казалось оно всегда. Такой необычной погоды я не видел.

По мере удаления от хребта все сильнее ощущались спускавшиеся с высот холодные воздушные массы. Гравийная дорога на Темясово шла вдоль Ирендыка, а значит, ветер будет всё время нам поперёк. Облачное небо и желтая степь оттеняли друг друга, создавая необыкновенный пейзаж, редко доводится видеть казалось бы обычное небо и землю с столь непривычном контрасте. А спустя примерно час взметнулись к небу радужные врата! И без того красивая панорама была дополнена цветами дисперсии.

Ветер сильно задувал с правой стороны. Велосипед иногда приходилось держать с креном, уравновешивая силы воздействия на него. Правая часть лица ощутимо обмерзла и онемела — примерно так же я чувствовал себя под местной анестезией у стоматолога.

Камушки стреляли из-под колес, а глинисто-песчаная масса забивалась в переклюке. Прежде безотказная в работе Alivio давала сбой. «Найди-какую-нибудь-палочку-и-поковыряйся-там» решило проблему.

Было холодно. Согревалась только нижняя часть тела, верхняя же не участвовала в активной терморегуляции. Нестихающий не на секунду боковой ветер затруднял общее продвижение.

А, ну еще дождь был.

Такова была палитра сегодняшнего веселья.

Двигались очень медленно, много шли пешком, от графика отставали. В Старосубхангулово нам необходимо было попасть завтра к обеду — там нас будет ждать Эдик. А тучам не видно конца… Представления о солнечных землях Башкирии меняются! Неужали так будет весь день? Хех! Вот такие вот противоречивые чувства.

В Тубинском начался асфальт. Пока ждал у магазина Иниру, чье желание испить чудесный напиток «Лимонад» ничуть не притупилось под тяжестью навалившихся трудностей, я успел одеть синие штаны, которые купил для лыжных походов — сейчас я выглядел в них как в шароварах. Довольная Инира возвращается с магазина с бутылкой газировки, которая в этом походе хорошо котировалась среди всех участников, и мы поехали догонять остальных, уже, вероятно, свернувших на трассу Баймак-Магнитогорск.

В белесом океане еле-еле просматриваются вдали цветные точки — это наши товарищи шпарят вперед сквозь туманное царство. Проезжающие мимо машины обдают противной моросью, и за доли секунды через забрызганные окна успеваю заметить недоуменные взгляды водителей и пассажиров, выражающих бесконечное сопереживание… в некоторых случаях. Во всех остальных — э-гей, смотри, а я в теплой машине!

Э-гей! На дорогу смотри, мальчишка, а не на нас.

Присмотревшись к осадкам, до меня дошло, что идет дождь со снегом… Убеждая себя в обратном, я ехал дальше. Нет, серьезно, это же снег. Точно снег! Ништяк, сегодня не было только розовых лягушек, падающих с небес! Если сегодня пойдут розовые лягушки, значит, я сегодня не доем чей-то ужин.

Как только мы прибыли в Темясово, дождь на время прекратился. У него тоже обеденный час.

Пока ехали по провинциальным кварталам, стали случайными участниками процессии учеников младших классов, шедших с разноцветными надувными шариками вдоль украшенных улиц по случаю приближения праздника Победы. Очень многие тараторили на татарском. Даже один паренёк подошел ко мне и что-то спросил на татарском. Я промямлил что-то вроде «мин эзерек белям» – он меня не понял. Хмм, ладно, лучше поеду своих догонять.

Заморачиваться с обедом мы не стали — не больно хотелось находится сейчас в лесу и принимать пищу, сидя в г..внах и запивая дождем. Или заедая снегом. Посему зашли в местный супермаркет и купили все-то, что душа пожелала.

Оставшись на обед у крыльца супермаркета, мы оказались на растерзание любопытным местным жителям. Молодое поколение с неподдельным интересом глазела на нас и наши велосипеды. Те, что были старше, расспрашивали нас о походе, задавали много попутных вопросов. Не помню, сколько всего зевак завели с нами диалог, но их было достаточно для того, чтобы избавить нас от молчания во время всего обеда. Однако все относились к нам непринужденно и добродушно. Были даже две подружки, на обеих сотня лет, рьяно предлагавшие нам приют, даже адрес сказали. Надо будет группе Тани рассказать.

После Темясово нам нужно было перевалить через пологий Уралтау. По прошлогоднему опыту помню, что перевал в этом месте хребта не имеет четко выраженного набора и сброса высоты, в отличие от Ирендыка, да и пониже его будет. Поэтому трудностей он не представляет. Тем временем погода вновь дала о себе знать и удостоила затянувшемся дождем.

Гравийка плавно набирала высоту. А дождь всё лил и лил, и не было ему конца даже на горизонте. Анорака хоть и спасала от воды, но не давала поту выходить наружу, отчего я изрядно промок изнутри. Уходящая вперед дорога в сосновом лесу тонула в дождевой завесе.

Плюс дождя был в том, что они прибил всю дорожную пыль к земле, отчего дышалось свободно и свежо, чего нельзя было сказать в прошлом году, когда стояла засушливая атмосфера.

В Бетере по левую сторону дороги приметили остановочный пункт — бетонная коробка с сидячими местами. Во время скромной трапезы к нам присоединились еще два собеседника — из села. Одному из них было лет тридцать и разговоры он начал весьма непринужденно и немного резко, однако Ильшат быстро нашел с ним общий язык и под конец сельчане уже вовсю улыбались нам и щедро раздавали рукопожатия как родным братьям, искренне желая удачи в пути.

В Бетере конкретно меня ждал нежданчик. Не помню, чтобы мы тут ехали лесовозными дорогами в прошлом году, но Юра с GPS был уверен — трек следует точно по этой дороге, то есть нужно поворачивать направо, а там грунтовка углубляется в сосновый лес. Если бы мне до этого показали эту дорогу, я бы решил, что это подъезд к какому-нибудь частному участку Я эту своротку и не сразу заметил-то. Ну ладно, чё, поехали направо.

Хмм… А это точно та дорога? Терзавшие меня сомнения нашли выход в просьбе показать навигатор и объяснить. Точно, других дорог тут нет. Непонятно было, как мы с Тимуром проехали тут. Видимо, ту — новую гравийную дорогу построили недавно, и она есть не на всех картах. С виду лесовозка выглядела куда уж невзрачно, но особых трудностей не доставляла. Полузастывшее коричневое месиво и глубокие борозды (собстна это и есть вся дорога) отлично объезжались по обочине.

И через несколько сот метров сквозь лес показались дорожные ограждения, сама дорога и своротка с нее в нашу сторону — и правда, это оказалась та самая дорога, по которой мы ехали в том году. Мы вроде даже как сократили чуток. Выехав на гравийку, пораскинули конечностями и поехали дальше — уже под робкими лучами солнца, прорезавших толщу угрюмых облаков.

И поехалось вдруг хорошо, и настроение взметнулось вверх, и душа ушла в затылок, и в голове хали-гали-пара-трупер, и вообще всё стало супер.

Иногда ты понимаешь, что может быть хуже. Хотя это слово не совсем подходит. Не хуже, а трудней, но оттого и интересней. Трудное позади, и теперь теплые весенние лучи дарят прекрасные чувства. Да, оно того стоит — ради ясного клочка неба в грозовом одеяле тропосферы, ради долгожданных капель дождя в зной, ради мелочей, излучающих добро в этом запутанном мире. Они настоящие. Поэтому и стоит искать в них наслаждение.

А вокруг сосновый лес, холмистые гряды, чистый и свежий опьяняющий воздух.

Помнится, я всем обещал кумыс… Но коневодческая ферма у речки Тупяргас оказалась необитаема. Ильшат надежды не терял — впереди еще много километров пути, а значит, и животноводческой активности.

К вечеру доехали до перекрестка на Старосубханкулово, Байгазы и Новый Усман. Карауливший отстававших Ильшат направил меня налево. По дороге на Новый Усман в 100 метрах от перекрестка я догнал наших авангардистов — Валеру, Артура и Юру, приметивших справа от дороги «ну-вроде-бы-ниче-так» поляну в редколесье. С той же стороны доносились звуки резвой речки.

Отличное завершение ходового дня! Погода прекрасная, и самое главное, что стоянка сухая. Тяжело сначала было поверить, ведь весь день шел дождь. Когда сюда приехали, было еще светло, так что оставалось много времени побакланить и побродить по рощице.

Стоянка располагалась на достаточном удалении от пыльной дороги, так что изредка проезжавшие машины совсем не нарушали установившуюся у нас гармонию — в сумерках были видны лишь редкие отсветы фар. А где-то внизу в 30 метрах от нас бежала вода, обтекая камни и корни кустарников.

День 4. «Место встреч изменить нельзя»

Утро радовало своим весенним настроением — ветра не было, стояла безоблачная ясность. Пока вы вспоминаете слово «тавтология», потеющее уже на ближайшем перекрестке тело дало понять, что хоть и свежо на улице, но можно обойтись без флиса. На спусках, однако, прохлада пробиралась под анораку, но ясное солнце над головой напоминало, что наступает лето, поэтому холодок был такой мелочью, что не мог перебить царившее весеннее настроение.

Легкие наполняются чистым лесным воздухом, на большой скорости устремлявшимся мне в лицо. Вираж вправо, влево, скорость не сбавляю, проношусь по участкам среднекаменистого грейдера — здесь еще можно так делать, но на грани, и велосипед будто плывет по камням. Справа – скальные обрывы, слева — стремившаяся вниз в блистательную зелень земля. Еще вираж, еще вираж… Спускаемся уже минут двадцать. Гравийная дорога приносит драйвовые ощущения! Солнце ярко освещает нам путь, вперед — по улицам Изумрудного города!

Именно таким запомнился мне спуск в долину речки Бетеря.

Здесь, внизу, можно было организовать отличную групповую фотку, но в отсутствие фотографа мы обычно бакланили и фотографировались по отдельности. А вот это мой велосипед на фоне вот того крутого зеленого хребта. Я тут типа на этом велосипеде здесь был, прикольно же.

В общем, мы алга чапать на перевальчик. Чапали долго, подъем казался затяжным по сравнению с теми, что были до этого. И долина, по склону которой мы сейчас поднимались, казалась масштабней.

Под лучами солнца молодая травка прям искрилась, так и хотелось нырнуть туда, в зеленый ковер. На перевале была грунтовая своротка направо прямиком к каменистым берегам Белой, четко обозначенная на карте. С Тимуром мы там спускались в августе. Появилась идея предложить мне в этот раз сделать так же, но потом понял, что это было бы чересчур опрометчивое решение — внизу нас ожидала бы полноводная разлившаяся река, да и Старосубханкулово оставалось в стороне, а там нас ждал Эдик.

По перевалу поехали дальше, начался знатный спуск. И вот через пару виражей внизу между каменистых круч, окаймлявших спуск, появилось Старосубханкулово, разместившееся у подножия живописных скал.

Внешне деревня мне понравилась и дело не только в украшающих её пейзажей. Опрятные улицы, добротные дома , позитивные ограды — да, всё я это сужу с позиции туриста, обращая внимание только на внешнюю оболочку. Но согласитесь, хорошая деревня не может быть неухоженной. Во всяком случае центральные улицы радовали глаз, а украшения по случаю Великого праздника делали их еще более радушными. Я б тут пожил (знаю, я говорю это слишком часто).

Итак, время около часа дня, и нам нужно найти Эдика. Пока наши товарищи закупались в аптеке, Юра созвонился с фотографом и поехал к нему навстречу. Через некоторое время объявляется блудный участник группы. Только не нашей, а Таниной — её группа вновь едет нам навстречу, как и ровно год назад. Эти участником был Олег. А еще через несколько минут подъезжает Юра с Эдиком, у которого рюкзак набит так, что его верхняя часть сильно крениться в сторону, как пьяный седок. Не бухалово ли там часом? Нет, это просто означает, что Эдик на полном автономном оснащении. Вот и вся группа в сборе, ура!

Олег предложил всем нам зайти в столовую через пару кварталов.

«Кто из вас Тайлер?» – так меня еще никто не называл. Я, конечно, понимаю, что почерк у меня такой, что его пугаются даже мои родители-врачи, но сейчас официантка, принявшая со всех нас несколькими минутами раннее записки с именами и заказом, явно не постеснялась воспользоваться своим богатым воображением.

Из скалистой долины Белой необходимо было выкарабкиваться наверх по асфальтированной дороге и ехать вдоль Белой вниз по течению. Подъем был хороший, так что Олег решил дождаться своих здесь, и, возможно, в очередной раз отобедать.

Вдоль долины катилось хорошо и приятно — мягкая погода, ясное небо. Вскоре одни за другими стали появляться участники команды Тани — первым был некий мужчина лет 30-35. К тому моменту, как я подъехал к нашей тусе, окружившей члена дружественной группы, на все вопросы уже были даны ответы. Поэтому задерживаться особо не стал, поехал дальше, бросая взгляд на его GoPro и вообще на богатое оснащение его велосипеда.

Снова и снова мне попадались навстречу участники изрядно растянувшейся группы Тани, впрочем по этой части мы им особо не уступали. Кроме Тани и Михалыча, которые остались где-то в хвосте, я никого больше не знал, поэтому обходился лишь приветственными выкриками. Было много девочек, аж три штуки, не считая Таню. Симпотишные. Просто в контрасте с нами это бросалось в глаза. Я про количество.

Опять туса — Таня и Михалыч! Рассказали про дороги на маршруте, про свою чуть было не сорвавшуюся заброску — на Южном возкале им подали маленький автобус, куда они бы просто не залезли. Деньги вернули, но не в полном объеме. Приехали на большом автобусе. На будущее всем нам— это надо уточнять заранее.

Ввиду обоюдного отставания от графика друг друга особо не стали задерживать и поехали каждый в свою сторону. В Шульган-Таш они не заехали — не получалось со временем. Юра предупредил, что, возможно, нам светит такая же перспектива.

Дальнейший характер рельефа немного обескуражил — довольно расчлененный. Ну не прям перевалы, но ожидали другого — без особых перепадов высот. Просто нужно было внимательней смотреть на карту.

Крутые подъемы и спуски, одни за другим. Стоишь на перевальчике, а впереди видно, как дорога тонкой ниткой вьется в хвойном лесу и ползет вверх по очередному взгорью, кое-где поддергиваясь пыльной завесой от проезжающего транспорта. О, забыл сказать, асфальт закончился еще перед Миндигулово. Так что, спускаясь по гравию, соблюдаем осторожность.

Доехали до поворота в пещерный комплекс Шульган-Таш. Вот он, судьбоносный момент. Для меня это была возможность увидеть первую и последнюю неизведанную достопримечательность на маршруте, но, к великому сожалению, время было против нас — близился вечер, так что Юра налегке сгонять к пещере не разрешил. Пришлось оставить на следующий раз.

По пути встретилось еще одно конное хозяйство, но, судя по всему, оно, как и предыдущее, пустовало.

Смеркалось. Подъезжали к Гадельгареево. Деревня произвела хорошее впечатление — резвящиеся на ашанбайках дети, кое-как дотягивающиеся до педалей, милые деревянные домики, усеянная большими белыми камнями долина, по которой разносилось гулкое эхо — мычание коров, витавшее прямо над головой! Вот это я понимаю, Dolby Digital.

Западной стороной село примыкало к заповеднику «Шульган-Таш», а вокруг березовый лес. Лепота.

Птицы… Их звонкое пение заполнило всё лесное пространство, как только мы выехали из Гадельгареево. Иногда хотелось просто остановиться и послушать переливчатые нотки, будто пляшущие вокруг тебя и зовущие в лес… Будьте внимательны с грибами на природе!

Под невысокими деревьями нашли место для стоянки. Правда всего в нескольких десятках метрах от дороги — если продвинуться чуть дальше, то оказались бы в открытом поле. Проблема не в отсутствии дров — они нам сегодня не понадобятся. Мы просто становимся слишком заметными для егерьме. Ведь мы встали аккурат на территории заповедника в перешейке длиной несколько километров, а время уже позднее. Согласно мерам предосторожности ужин готовили на горелке, костер давал бы слишком много света.

Небо звездное. Зябко. Хочется костра.

День 5. «Зилаирское плато»

Проснувшись наутро, мы обнаружили, что все вокруг: и наши вещи, и ярко-зеленое поле, и деревья — покрылось сверкающим инеем. Первые минут 10 я отчаянно пытался согреться, бегая по лужайке и гоняя кровь по конечностям. А Ильшат с Инирой, выйдя из палатки, отказались даже вылезать из своих спальников.

Решили попробовать обойтись утром перекусом, а в обед устроить горячую трапезу — сейчас всем хотелось побыстрее сесть за руль и согреться. Не мерз один только Йорик. Но кушать он, в принципе,тоже не просил.

В Кутаново после адреналинового спуска попали на утренний намаз. Арабское пение, доносившееся из громкоговорителя у деревенской мечети, словно повисло над селом, вторгалось в сознание, отражалось в его бесконечных просторах и поселяло в нём спокойствие… О свойствах проницательной мусульманской молитвы мне было известно с самого детства, когда мулла во главе стола четко и громогласно пел её, и каждая нотка, слетавшая с уст служителя веры, проникала в мысли, прыгала по струнам души, словно звуча изнутри. Чтобы было понятней: это как надоевший мотив, играющий в твоей голове сам по себе. Но слушать хотелось до самого конца.

Мы стояли посреди дороги и просто слушали. Похлеще любого Relax-FM. Жесткая залипаловка.

Когда уже собирались выдвигаться, к нам подошел мужик лет 55-ти и задержал еще на некоторое время. Кроме того, что молитва из рупора — запись, он ничего нового нам не рассказал. Что не удивительно, ведь сзади на его верхней одежде, видимо, служебной, было написано большими буквами — КЭП.

Казалось, после упущенной возможности — комплекса Шульган-Таш, маршрут не предвещал ничего достопримечательного. Однако после села Иргизлы нам был преподнесен приятный сюрприз — долина одноименной речки. Не думаю, что она представляет собой какую-то природную или культурную ценность, но это место мне почему-то хорошо запомнилось. Возможно, даже это просто сочетание таких факторов, как погода, хорошее настроение, приятная грейдерная дорога… Долина сама по себе неширокая, и окаймляющие её холмы невысокие, но пока ехали по ней, создавалось ощущение пребывания в огромном зеленом коридоре. Перед тобой дорога, прячущаяся вдалеке за поворотом, повторяет изгибы долины. Перепад высот практически отсутствует, и велосипед полностью во власти моих ног. Размеренной музыке души аккомпанировал ручей у подошвы долины.

Протяженность участка дороги, проложенной по долине, около 4-х с половиной км. Проехали мимо двух источников, более менее запомнился второй — потоки воды стекали со скалистого холма откуда-то сверху, перепрыгивая через камни и бревна и далее через дренажную трубу под дорогой устремлялись к реке Игризлы. Источник был достаточно мощным. Живописность и доступность этого места привели к тому, что здесь соорудили беседку для «культурного» отдыха приезжих. Последствия такого отдыха очевидны — много разбросанного мусора.

Сразу после источника начался долгий подъем на Зилаирское плато.

Время близилось к обеду, и желудки просили еды. Остановились возле одной из многочисленных в этой местности лужиц. После каши и компота позволили себе небольшой отдых. К слову, Азат на протяжении всего похода пользовался всякой возможностью подремать на привалах. И в этот раз исключение не сделал.

На пути нам встречалось бесконечное число луж — больших и малых, причем все они были прозрачны. Плотная скальная порода не давала воде уходить в недра. Лес же являл собой симбиоз из того, что осталось от прежней густой рощи, и молодой поросли. Взгляд мог уходить далеко, ибо преград особо не встречал — всё, что осталось от коренного хвойного леса, это особняком растущие сосны, ну иногда необширные скопления деревьев. Причем сосны не были разросшимися, лишь крона была облачена в зеленое игольчатое одеяние, а всё, что было ниже — сухие кривые ветки. Когда-то здесь был густой сосновый лес… А теперь его освободившуюся жилплощадь активно заселяют молодые березки. Место любопытное.

О том, как на русский язык переводится название деревни Кызлар-Бирган, мне рассказал Ильшат. Честно, я был немного обескуражен. Однако деревушка с многообещающим названием оказалась обделена привлекательностью. Я даже не помню, встретили ли мы кого-то из местных жителей, как то уж запущено всё было… Единственное, что стоило внимания — это табличка с названием деревни.

На следующих километрах пути наша неусидчивая братия растянулась так, что можно было застрелить забрызгавшего меня грязью водителя грузовика, который, с..ка, даже не притормозил, а звук выстрела не услышали бы ни те, кто был впереди меня, ни те, кто позади.

Уже довольно долго еду в полном одиночестве, попытки догнать Валеру с Ильшатом я оставил, лучше дождусь отстающих. Валера и Ильшат почти все время были в числе лидеров, в первой половине маршрута среди них был и Юра, но его коленка после недавнего бревета на Максим Горький дала о себе знать — в качестве обезболивающего нашему руководителю даже пришлось вводить димедрол. Процессом заправлял Ильшат.

Ждать всех пришлось достаточно долго, минут 30. За это время я успел полежать на пенке, подумать о вечном и пофоткать всякую ерунду. Как только подтянулось арьергардное отделение нашего взвода, двинулись дальше.

Вечером обосновались в распадке близ Кананикольского, не доезжая до поселка несколько сот метров. Судя по разбросанным бутылкам, кирпичам у костровища и посеревшим доскам, заготовленным под дрова, сие место считалось популярным у местных зевак. Несмотря на это безобразие, место внешне казалось вполне уютным — травянистая лужайка у ручья, окруженная негустым лесом, растущим по обе стороны ложбинки. Тишина…

Отблески пламени играют на расслабленных лицах товарищей; треск древесины и журчание ручья вылились в симфонию абсолютного удовлетворения, лейтмотив которой бегал по струнам гитары. «Это поезд в огне, и нам не на что больше жать…» Может быть смысл не подходящий, но воспоминания те еще. Наверное, всегда буду немного завидовать тем, кто впервые решился на поход, когда каждый день — это разрыв шаблона с осложнением в виде взрыва мозга. Не лечится.

Я только сейчас, на пятый день начал входить во вкус бродяжнической жизни, а завтра уже домой — опять к своим тараканам.

День 6. «Огребаем в Зилаире»

Наш последний в этом походе день начался с того, что мы встали непозволительно поздно — часов в 11 утра, и это было одно из самых приятных пробуждений за весь мой недолгий походный опыт. Редко я выхожу из палатки с чувством полного комфорта, но сегодня именно это слово сопровождало меня с момента пробуждения до посадки в седло.

Уже 4-ый день подряд солнечные лучи дарят свое тепло и весеннее настроение. Мы и не сразу заметили, что здесь весна давно уже убежала за горизонт, хотя покидали город, когда тот еще пребывал в сером унынии.

После Кананикольского дорога вновь стала знакомой, но ненадолго — лесные пологие холмогоры, сопровождавшие нас до Ивано-Кувалата, перешли в относительно ровный рельеф лесостепей Зилаирского плато вплоть до пункта назначения. Всё чаще целина чередовалась сельскохозяйственными угодиями.

К обеду разгулялся степной ветер, поднимая с гравийки столбы пыли. Накатывающиеся порывы не играли роль препятствий, как это было в первый день, однако они принесли с собой грозовые тучи, в скором времени заволокшие собой весь небосвод.

Спринтеры Ильшат с Валерой к обеду встали на лужайке у речной запруды, и пока к ним подтягивались все остальные, те успели развести костер. Вечером нас ожидает населенный пункт с множеством торговых точек, так что сейчас оставшиеся съестные припасы можно не экономить.

Обеденный перерыв закончился, как и закончились наши посиделки перед костром, приятные интимные отношения с хобой, доброе непосредственное общение за кружкой таежного чая Blended Bashkir Tea. Однако на оставшемся пути до Зилаира скучать особо не пришлось. Накрапывающий поначалу дождик в мгновение ока превратился в настоящий ливень. На дорогу уже выезжали в дождевой завесе и под раскаты грома.

Хех, велоуфимский поход просто не мог закончится скучно.

Перед Петровкой со мной поравнялся какой-то местный поц лет 14-ти на дряблом мотоцикле с тележкой, начал задавать вопросы знакомого содержания и под громкие моторные звуки несчастного аппарата пытался услышать мои ответы. Последние минуты 2 разговора он ехал наравне со мной с выключенный движком, ибо вести нормальный диалог при таком звуковом фоне просто невозможно. Удовлетворившись моими ответами, поц дернул в Петровку.

Погода, тем временем, оказалась в замешательстве — унылая как говно морось сменялась дождем под порывами ветра и наоборот, а небо всё не прояснялось. Мокрые и слегка продрогшие, остановились у трассы, осталось лишь пересечь её и оказаться в Зилаире. Есть ли смысл? Сейчас вечером вряд ли придется ждать отправления автобуса в Уфу, разве что завтра утром… Ильшат, между тем, ставит нас в известность о том, что договорился с одним местным за небольшую плату переночевать у него в частном доме по улице N. Тот велел ждать его у дома. Мы с Эдиком, Юрой и Инирой поехали туда, а остальные — на вокзал за информацией.

Ближайший на Уфу автобус «Нефаз» отправляется завтра в 9 утра. А сегодня, судя по всему, ночуем под крышей.

Спустились в низлежащую часть городка в поисках локации «ночлег». Почти вся улица была занята частниками, а в самом конце она уже упиралась в густой лес. Хозяина дома еще не было. Время впустую не теряли — переодевались в то сухое, что осталось. Да, посреди улицы. На дороге. Скверная погода вынудила горожан сидеть дома, так что лишнее внимание к себе не привлекали.

«Доброго» самаритянина всё не было, а Инира, стоя на месте, уже изрядно озябла, и Юра ушел искать в соседних дворах дома, где единственная в нашей группе девушка, преодолевшая с нами все невзгоды, смогла бы отогреться. Тут на противоположной стороне улицы лучи вечернего солнца пробились сквозь плотный облачный полог, одарив тусклым светом сумрачный город. В той же стороне под рваными краями закатного светила белесая дымка вздымалась из лесной гущи всхолмья. Улицу наполнила свежесть, какая обычно бывает после дождя, со специфичным запахом мокрой дороги.

Юра возвратился с приятными новостями — одна семья согласилась принять всех нас на целую ночь. В последних лучах заката, торжественно и победоносно, с чувством выполненного долга пошли в сторону сегодняшнего ночлега.

Замызганные велосипеды, рюкзаки и прочие шмотки компактно свалили в углу двора. После знакомства с расположенным к общению главой семейства лет 55-ти, нас радушно пригласили в дом. Комфорт, царивший в этом эпицентре домашнего уюта, сделал из нас, восьми туристов, восемь тюфяков, которых сегодня уже ничто бы не заставило выйти на улицу.

До бани 10 метров? Ну ладно, уговорили. Прогуляемся, ничего страшного. О, погоди, телефон с наушниками забыл.

Эдик еще с кем-то сходил в ближайший продуктовый магазин, так что после бани нас ожидал завершающий банкет.

Да, знаю, поход закончился, но я просто обязан написать это в отчете! Так что не завидуйте, а читайте дальше. Там еще интересней.

В перерыве между омывательными процедурами и ужином, над которым хлопотала Инира и представленная в 3-х поколениях женская половина дома, глава семейства занимал нас беседами, рассказами о здешних краях, в том числе о туристических возможностях, в частности, о сплавах, о развивающемся Зилаире. Попутно обсуждали теленовости с 1-ого канала: «На Алтае после 30-ти градусной жары пошел снегопад…». Всё познается в сравнении!

Пельмени, сосиски, картошка, всякие ништяки к чаю… Стол ломился от яств. Мдааа, своих товарищей по походу я еще не видел за столом, накрытом скатертью, с фарфоровыми чашками в руках и на фоне большого красного гобелена. И основная обсуждаемая проблема теперь — это «невыносимая», «изматывающая» 9-ти часовая поездка в автобусе. О Боже, как мы всё это вынесем…

«Зато сидение на всю задницу» (Валера)

И не поспоришь.

Уснули прям здесь же, на полу.

Думаю, стоит прояснить — стол был предварительно убран, а спальники организованно расстелены по всей площади гостиной. Хотя набухаться я был бы не против.

Свет потушен, звуки в доме утихли, фото зилаирской трапезы выложено в сеть… Пора спать.

Оборачиваясь в прошлое на несколько дней, осознаешь, сколько же всего прошло с тех пор. Гадельша, Ирендык, Талкас — это было так давно, так далеко отсюда. А вот последний учебный день перед походом помнится так, как будто это было вчера. Парадокс. Завтра домой, в город, к проблемам…, к рассказам о приключениях, к живописным фотографиям, к обьятиям близких и их долгожданным улыбкам!

Утром, поблагодарив добрых людей за бескорыстное гостеприимство, вывалились на улицу. Провожать вышла даже 15-ти летняя Полина, упорно отказывавшаяся с нами общаться вчера вечером, видимо, в силу своего возраста. Симпотишная.

Рюкзаки сложили в багажный отсек «Нефаза», под палубой, а велосипеды — в хвостовую часть салона, тем самым загромоздив задний проход и несколько сидячих мест; там разместилась, в основном, молодежь, так что всё норм — навыки дворового паркура и они на своих местах. Вообще народ в большинстве своем не возмущался, ну может быть немного. Это были те, кто удрученно стоял на улице и смотрел вслед уходящему автобусу, потому что мы выкупили билеты на проезд.

За запотевшими стеклами — живописные пейзажи всхолмленного плато, порой степные крутые бугры зеленой стеной заполоняли всё видовое пространство окна. А люди так же отчужденно сидели в дребезжащих наушниках, не замечая окружающей красоты.

Мы забывали, что было вчера. Мы наслаждались тем, что было сегодня. И не имели понятия, что будет завтра. ВелоУфа возвращается домой: Южный Урал, Крым, Кавказ, Абхазия! Ура!

График движения по дням:

  1. г. Сибай – вдп. Гадельша (25 км)
  2. вдп. Гадельша – оз. Талкас (35 км)
  3. оз. Талкас – р. Турыелга (у перекрестка) (55 км)
  4. р. Турыелга – н.п. Гадельгареево (78 км)
  5. н.п. Гадельгареево – н.п. Кананикольское (50 км)
  6. н.п. Кананикольское – н.п. Зилаир (75 км)

Всего пройдено 318 км.

 

 http://vimeo.com/66405248

comments powered by HyperComments

Oleg
2014-02-26 17:06:37
Молодцы, ребята! Хорошо прокатились :)
Ильнур
2014-02-27 11:40:59
Настолько художественный отчет, что прочитал всё-всё, Книги можно автору писать однозначно ;) И съемка качество на высоте! З.Ы.: про растяжение группы, в которое можно было запросто угандосить водителя грузовика очень смешно получилось )))))