Veloufa.ru

8 лет назад
Адлер-Анапа 2009

Отчет о велопутешествии Адлер – Анапа

Участники:

Тимка — «любитель» апхила, человек-нижняя передача, вечный замыкающий, портной-чехольщик
Азамат — таиландский самбист, винокуренных дел мастер, гид и знаток тайных тропок
Вова — кулинарный технарь, любитель Йоооогурта, силач Бомбула, повелитель грома и храпа
Дима «рваная покрышка» Царев — олигарх, владелец заводов, газет, пароходов, палаток, горелок и раций, он же киборг, он же любитель голимого матраса
Юра — хранитель котла, человек-Газпром, владелец сборника черно-белых километровок, табакерка на колесах, банщик и просто алкотурист, автор отчета.

3 мая 2009, Воскресенье 
(день первый: Адлер — Хоста — Тисо-Самшитовая роща — гора Ахун)

Прибывали мы в 6-20, а я проснулся часа в 3 или даже раньше. Думаю, надо быстрей воспользоваться туалетом пока не закрыли. Мои попутчики сошли в Сочах. Я велик сверху скинул, вещи упаковал и жду дальше.

Вышел на Адлере, начал собираться, остальная компания прибывала через 40 минут другим поездом. Подошел мужик в велошлеме, поздоровался. Сам он с Перми, собирается ехать в Абхазию, списался по Интернету с ребятами из Тольятти, но говорит, что поедет отдельно своим темпом, и планирует сегодня к вечеру уже быть в Сухуми. Ну монстр педалирования, х$ле. Я вот только не догнал, нафига он с ними списывался? Может, он подумал, что там нормальная группа, а там оказались голимые лохи. Подходят ко мне, говорят, вот у нас прокол возле соска, не заклеить, не продадите свою запаску? Я думаю, неужели у них на всю группу ни одной запаски, послал в магаз, учить таких дурачков надо, а потом сам пожалел, что так круто с ними обошелся. Им потом Дима отдал свою запасную.

Я главное стою, собираюсь в одном месте перрона, а чуваки от меня метрах в ста в стороне. Потом я уж колеса накинул, подъехал к ним и мы окончательную доводку проводили возле здания вокзала, укрывшись под колоннадой от моросящего дождика.

У Вовочки новый аваланч 3.0 этого года. Дима меня подзывает, Юр, посмотри, как спец по дискам,че-то у него передних тормозов совсем нет. Я велел колесо снять, бл$ть, а где колодка? Хорошо в чехле нашлась, в кармане для вилки, а то был бы номер.

Поехали в Адлер в центр, нашли кафешку. Кто взял пельмени, кто солянку, я заказал яичницу из трех яиц с ветчиной и грибами, пару кусков хлеба, чай с лимоном, томатный сок, и мне это обошлось в 105 рублей. И все бы было совсем идеально, если бы нас не атаковали бомжи. Катастрофического вида чувырла выклянчивала у нас рубли, а для усиления эффекта пела и декламировала стихи.

Съездили на набережную, посмотрели на море, потом по набережной через парк победы доехали до реки Мзымта. Вдоль реки вверх по течению проехали до шоссе, и только мы на него выехали, как пошел дождь. И вот мы шуруем по шоссе, под дождем, без крыльев, трафик довольно не хилый. Все сразу вымокли. Проехали ж/д вокзал. Возле поворота на Кудепсту пацаны от переизбытка сил, видимо, крутанули кружок в лишних полкилометра под мостом, и я за этими придурками следом. Подъехали к Хосте. Нам надо было в тисо-самшитовую рощу, которая расположена на правом берегу реки, вот только через реку мы совершенно напрасно поехали по автомобильному мосту, даванули крюка, каюсь, идея была моя. Надо было сразу в Хосту спускаться, там прямо в поселке еще один мост есть.

До самого тоннеля доехали, развернулись, спустились в Хосту, а там уже и до рощи не далеко.

На спуске я немного не вписался в поворот и со всей дури влетел в припаркованный Гетс. Мне то нифига, а у него вся жопа в смятку. Не удобно получилось. Оставил ему записку под дворником со своим уфимским номером.

Тисо-самшитовая роща — памятник древней природы, расположенный на восточном склоне горы Ахун в 2,5 км от берега Чёрного моря в микрорайоне Хоста Хостинского района города Сочи, Краснодарский край, Россия. Объявлена заповедной в 1931. Её площадь 301 гектар. Роща — часть Кавказского заповедника.

Тисо-самшитовая роща — это своеобразный живой музей, хранилище реликтовой растительности, оставшейся здесь в почти неизменном виде ещё с доисторических времён (около 30 млн. лет назад). Достопримечательностью рощи являются деревья тиса ягодного (хвойного дерева, дающего вместо шишек ягоды, из-за цвета древесины также называемого красным деревом) и вечнозелёые деревья самшита, древесина которого тонет в воде. За прочность самшит ещё называют железным деревом. В начале XX века самшит в Сочи хищнически вырубался и экспортировался в Турцию и другие страны. Растёт он медленно, и для восстановления его требуются десятки лет. Самые крупные экземпляры тиса имеют высоту до 30 метров и возраст до 2-х тысяч лет. Всего в роще произрастает более 200 видов растений из 60 семейств. Прежде всего это, наряду с тисом и самшитом, такие древесные породы, как бук, дуб, липа, граб, клёны, кустарники лавровишня, падуб, клекачка колхидская, рододендрон жёлтый, чубушник, лещина.

В роще запарковали велики, отдали по 100 рублей и пошли по парку гулять. Идем ржем, потому что дождь итак идет, а когда мы на тропу ступили, он еще усилился. Полный алес пиздохен. Мы все мокрые, пытаемся что-то фоткать, вода все объективы залила, снимки никакие, как в тумане. Я говорю, мужики, у нас тут Комбоджа, и мы давай угорать. Ну, да ладно, 100 рублей не деньги. Была бы погода получше, там можно было бы подольше погулять, а так мы там околели до костей, я уж даже разулся, стал носки отжимать, чтоб не так в кедах хлюпало. Вышли из парка, заказали по кружке горячего чая с лимоном. Кстати, тис – это высокое статное дерево метров по 30-40, а самшит – это беспонтовый кустарник с листьями как у рябины.

Хотели уж по погодным причинам встать на ночевку в частном секторе, даже в один частный отель позвонили, пробили цены (400 с человека), но тут, слава богу, стало проясняться потихоньку, и мы попилили дальше. Проехали через тоннель, подъехали к повороту на гору Ахун, и тут уже надо решать, лезем ли мы на гору или сразу идем на Агурские водопады. Я свое мнение сказал, Ахун с ним. Остальные решили, давайте сходим. Поехали по указателю дорожному, вроде нормально пилим в горку, остановились на площадке, с которой открывался отличный вид на море. Все голодные, и тут меня осеняет:
– Ребята, у меня же с поезда остался, хлеб, сыр, колбаса, печенье.

Порезали, подкрепились. Едем дальше, и вдруг дорога как-то на спуск пошла. Я кричу:
– Стойте, чуваки, что-то не так. Почему дорога на спуск пошла?

Стали по навигаторам смотреть, где же мы находимся, и получается, что мы чуть ли не в Хосту снова вернулись. Че за фигня, как так? Поехали чуваки, спросили в какой-то организации, оказывается, мы рванули по объездной дороге, которая служит для проезда, когда тоннель закрыт. Продолжили мы спуск вниз и снова выехали к этому тоннелю, снова его проехали и вернулись к той самой злополучной развилке, еще раз посмотрели на этот знак и поняли, что мы в первый раз на него не под тем углом взглянули. Развилка реально сложная, разветвляется аж на 4 стороны не мудрено и заплутать.

Ахун — горный массив, расположенный в междуречье рек Мацеста и Хоста (Хостинский район города Сочи Краснодарского края России).

Его высшая точка — гора Большой Ахун (663 м над уровнем моря). Выделяется также гора Малый Ахун (501 м) и Орлиные скалы (380 м). На горе Большой Ахун имеется смотровая башня, построенная в 1936 по проекту архитектора С. И. Воробьева. Высота башни 30,5 м. Она построена из тесаного белого известняка в романском стиле (строилась 10 месяцев). С башни открывается великолепная панорама побережья от Лазаревского до Пицунды и Кавказских гор. От ММЦ «Спутник» к ней ведет 11-километровое шоссе.
В недрах Ахунского карстового массива насчитывается более 20 пещер. В лесах произрастает более 200 видов высших растений, 34 из которых занесены в Красную книгу России.

Полезли мы вверх по серпантину, и через пару сотен метров обнаружился магазинчик. Мы предусмотрительно решили затариться на ужин и сейчас перекусить. Купили тушенку, ни гречки, ни макарон не было, пришлось взять рис. Взяли сыр хохланд, кусок ветчины, пару лавашей, пару литров кваса, кулек карамелек. Сидим на солнышке, жуем лаваш с ветчиной и сыром запиваем квасом.

Ну а дальше начался собственно долгий 11 км подъем по серпантину. Вот мы вкручивали. Через несколько поворотов нам открылся вид на эту смотровую башню, к которой мы направлялись – она была $$здец как далеко. Я аж при$уел. Тридцатиметровая башня выглядит меньше ногтя на мизинце. До нее кажется и по прямой-то как до $бени матери, а уж серпантинами-то и вовсе.

Тимур совсем помирал, он накануне в поезде набухался, у него похмелье и сушняк, и он не тренировался в этом сезоне.

Я начал подъем тоже довольно тяжеловато, Вова, Дима и Азамат поначалу хорошо от нас отрывались. Даже думалось, что у них рюкзаки намного легче. Потом я вроде вкатился, подобрал передачу подходящую и поехал с ними на уровне. Ноги конечно устали, да и жопа начала уставать. Под конец начали чаще слезать с седла и более крутые участки проходить пешком. Я все шутки пытался шутить:
– Дима, я тебе один вопрос хочу задать – это матрас?!
– Смотрите-ка, Юра с каждым поворотом все больше и больше улыбается.

Настроение, несмотря на усталость, было хорошее. Название горы провоцирует на разные словообразования, например, «Ахун с ним», «Я ахунел», «Ахунительный подъем» и т.д. Приехали, наконец. Там такой шалман, дорогущие рестораны, фото на память: орел здоровенный, павлин, попугай. На башню по полтиннику вход, и когда мы туда поднялись, стало понятно, что не зря поднимались. Такие виды, а объектив весь еще в роще заляпан. Снимаешь и не знаешь, как оно получится, на остальных надеешься.

Надо на Агурские водопады идти тропой, на карте она есть. Мы сейчас находимся на высоте 660 метров, водопады на высоте 300 с копейками метров, по карте до них 2 км и сброс высоты 300 метров, то есть там довольно ноголомная тропинка. А какие еще варианты? Веселый 11 км спуск, а потом опять 5-6 км подъем с наборов высоты в 300 метров?

Пошли мы через лес по этой тропе. Была даже надежда, что спустимся дотемна, но не успели. Очень тяжело спускаться, просто пипец. Ноги скользят в грязи и на камнях, когда-то там была построена лестница из досок и колышков из арматуры, но сейчас она практически разрушилась. Надо спуститься и удержать велосипед. Я давил на оба тормоза, а задницей упирался в седло, торможу велосипед крупом.

Вышли на полочку, подходящую для стоянки и решили, что на сегодня хватит. Гармин показывал, что до реки осталось 200 метров, Вова и Азамат с котлом и бутылкой сразу поскакали вниз, Тимур занялся костром, а мы с Димой принялись расставлять палатки. С дровами такая засада, что они выглядят и ломаются с таким хрустом, словно сейчас вспыхнут как порох, на деле же они сырые насквозь и гореть не желают. Я выдал Тимуру газету для розжига, и пока он парился, наблюдал за этим делом потягивая, купленную на Ахуне за 50 рублей банку пива и покуривая цыгарку. Когда Тимур сжег 2/3 газеты и так не добился результатов, я решил, что надо браться самому. Организовал какую-то структуру типа «стол» и начал под него подсовывать небольшие лоскуты горящей бумаги, подсушивая таким образом веточки. Все получилось.

Удача наша заключалась в том, что Вовочка оказался выпускником кулинарного техникума, и он нам сготовил зачетный рис с тушенкой. Дима ужинать не стал, попил кофе и на боковую. А мы вчетвером навернули каши от пуза. Потом Вова спать пошел, а мы с Азаматом и Тимуром еще долго сидели у костра, кипятили воду в кружках и пили чай, который у нас сегодня выполнял роль водки. Тимка нам рассказывал, как и где он бухал, и с кем на карачках ползал. Прикольно посидели, поржали. Наконец разошлись по палаткам. Одел на ночь термобелье полностью со штанами, шерстяные носки, флиску, и в таком виде залез в спальник. У него комфорт +15, а экстрим +4. Не знаю, сколько была температура, но точно не +15, скорее +10 или ниже даже. Ночью я замерз, как и ожидал, но не катастрофично.

Накатали за день 58 км.

 

мая 2009, Понедельник
(день второй: гора Ахун — Агурские водопады — Мацеста)

Тимуру ночью приснился ужасный сон, как будто ему нравится подниматься в гору, а вниз скатываться он боится, и это нельзя. Он проснулся с криком, гады, вы из меня апхильщика сделали!

Собрались, свернули лагерь, начали спускаться вниз. Там было еще жестче, чем вчера, но не долго. Последние метров сто спуска я предпочел спускать вел и рюкзак поотдельности, уж больно сильный уклон и скользко. Дошли до родника, где пацаны вчера воду набирали. Скала в этом месте словно сложена из пластов и между пластами хлещет мощный потом. Чуть ниже родника сливаются две реки Агур и Агурчик и вместе уже устремляются вниз, образуя каскад водопадов. Позавтракали и устроили постирушки. Я отскоблил котелок. Подъели запасы с поезда, у парней оставались пара тарелок бигбона, а я себе кашку заварил геркулесовую и кисель.
Агурские водопады — система сменяющих друг друга водопадов. Расположены на реке Агура в Хостинском районе города Сочи, Краснодарский край, Россия.
Расстояние от берега Чёрного моря — 4 км. Наиболее интересен Нижний водопад. Он двухкаскадный: вода с 10-ти метровой высоты падает в узкий каньон, а из него уже мощным 20 метровым потоком в озеро, диаметром 28 метров. Выше есть еще два водопада, высотой 21 и 23 метра соответственно. Вода творит чудеса на всем своем пути: вымывает в известняках котлы и ванночки, образует каскад порогов, несколько водопадов до 3,5 метров высотой. Вблизи Верхнего водопада слева от тропы высятся скалы, названные Орлиными.
Тропа по ущелью реки Агура была вырублена в скалах в 1911 сотрудниками Сочинского горного клуба. Она тянется по краю ущелья и ограждена металлическими поручнями.

На водопады ходили по очереди, дабы не возиться с припрятыванием великов и поклажи. Сначала отправились я с Азаматом и Вовой. От души там погуляли где-то с час, а то и больше. Словами о водопаде рассказывать не буду, можно нагуглить, если что. Снимки скажут больше. Вдоль водопада идет туристическая тропа, кое-где попадаются ступени и перила. Дорога, по которой подвозят туристов, видимо заканчивается где-то ниже водопадов, мы до нее спускаться не стали. Внизу на берегу мужик готовит шашлык, 300 рублей за шампур. Вова сказал, что будет кучнее самим купить мяса, в банку покидать, оно за день замаринуется и сготовить шашлыка на ужин самим. Пока Дима с Тимуром ходили, я себе отрегулировал ништяк оба тормоза.

Встал вопрос, как дальше выбираться. Вдоль водопада с нашей нагрузкой не пройти – нереально, целый день займет, и все ноги поломаешь. Другой вариант – вверх вдоль русла Агура выходить коровьей тропой в Мацесту. Дорога там условная, УАЗы проезжают, конечно, в общем, передвигаться только пешком можно и броды постоянно переходить, местами грязь по колено. Ломимся напрямки. Потом дорога в гору стала забирать, а мы толком не жравши. Все матерятся мало-мало, но беззлобно.
– Это матрас, товарищи, не забываем. Ахун продолжается.

Дошли до домов, до асфальта, подъем кончился, грязь кончилась. Ура, мы в Мацесте. Первый же автомобиль, который нам попадается навстречу – огромный, черный, сияющий джип Мерседес с номером 001. Главы террористов приехали нанимать новых бойцов? Веселый спуск под 50 км/ч. Грязь с колес выстреливает с пушечной скоростью, тормозные тросики растягиваются. Гастроном 24 часа. Купили всем по питьевому йогурту. А потом, поразмыслив, решаем, что нам сегодня в Сочи ехать без мазы – два часа до заката осталось (а ведь собирались сегодня в дендрарии погулять). Вернулись в магазин, купили продуктов: водки, макарон, тушенки, пива. Поехали по правому берегу реки Мацеста вверх по течению. Нашли неплохое укромное место неподалеку от мостика, на площадке между рекой и горой.

Дима сделал финт ушами, быстренько разложил свою палатку и занял чуть ли не единственное ровное место. Я подергался, моя уже не влезает никак. Поднялся метров на 20 вверх по склону, нашел еще более козырное место, и мы с Тимуром уже собранную палатку перенесли туда. Я переобулся в сланцы, лежу на пенке и пью Лёвенбрау. Оделся я сразу так, чтобы уж больше не переодеваться перед сном, а то водку будем пить, там хз в каком состоянии на боковую пойду. С костром сегодня геморроя не возникло, целый день светило солнце. Вова готовил залипоны и в процессе обжег себе пальцы, я ему ассистировал на последнем этапе, помешивал и сливал воду. Еще до горячего начали потихоньку принимать водочку, под лимончик, под ананас консервированный. За ужином продолжили. Смеялись, шутили, рассказывали всякое.

Дима с Азаманом после горячего ушли спать, а мы втроем спустились к костру, повесили снова выполосканный котел. Водка уже не лезла. Впятером литр не осилили, еще со стакан осталось. Я еще что-то вещал. Вова закемарил. Мы с Тимуром прибрались. Тут как раз начал накрапывать дождик. Кулинара завели в палатку и поднялись к себе. Спалось сегодня теплее.

Проехали и протопали 10 км.

 

5 мая 2009, Вторник
(день третий: Мацеста — Сочи — Дендрарий — ж/д переезд в Туапсе — Агойский перевал —
 Агой)

Когда проснулся, Тимур еще спал. Оказывается, мы установили палатку прямехонько на муравейник, они повсюду в тамбуре, на всех вещах и продуктах. Я натянул сланцы и пошел вниз к чувакам за пивом. Все вокруг сыро и промозгло, накрапывает дождик. Не успел ступить и пары шагов по склону, как поскользнулся и шлепнулся в грязь. Спустился к реке застирать штанину. Чуваки сидят в палатке и хомячат что-то неподобающее вроде печенюшек. Я пью пиво. Подтянулся Тимур. Ждем, когда утихнет дождь, чтобы скатать палатки. Свернулись, вылезли на мост, Вова заделывает прокол. У меня от плохой погоды минус мораль, так что даже курево не лезет. Хотя возможно просто похмелье сказывается.

Поехали в Сочи. К Сочам подъемчик не сказать что большой, но выматывает. А в самих Сочах другая жесть – трафик. Светофоры на мигающем, все едут по понятиям, кто-то пропускает, кто-тонаоборот наглеет. Обочин нет. Места так мало, что сзади идущая легковая тебя обогнать не может. Если перед тобой автобус к остановке подъехал, то ты его объехать не можешь, боишься, что тебя просто снесут.

Сочинский дендрарий — уникальное собрание субтропической флоры и фауны, памятник садово-паркового искусства в Хостинском районе города Сочи, Краснодарский край, Россия.

В 1889 издатель «Петербургской газеты», коллекционер, драматург С. Н. Худеков приобрел в Сочи 50 десятин земли на склоне Лысой горы. Там в 1899 была построена его вилла «Надежда», названная в честь жены Надежды Алексеевны. На 15 га заложен парк, а рядом -сливовый и персиковый сад. Растения для парка закупались в ботанических садах Крыма, Германии и Кавказа (часть из них, например, была привезена из питомника принца Ольденбургского в Гаграх). Большой знаток экзотических растений С. Н. Худеков высадил в парке около 400 видов деревьев и кустарников, он же к 1892 осуществил планировку парка вместе со своим другом садовником К.А.Лангау. Парк строился по типу франко-итальянских террасных парков конца XIX века и постоянно пополнялся новыми растениями. К 1917 в нем произрастало их уже более 550 видов. Парк украсили скульптуры и вазы, заказанные во Франции и отлитые из чугуна мастерами франко-итальянской компании А.Дюреном и П.Капелларо. В 1922 парк национализировали.

Дендрарий. Дождик сыпет. Отдали по 180 рублей за вход. Даже шагать тяжело. Пока до самого верха дошли почти до станции канатной дороги, у меня правое колено как разнылось. Почти не фотографировал, только нормально очистил объектив, боялся снова заляпать. Прошли еще и в нижнюю часть, посмотрели на всяких водоплавающих, купили себе по магнитику с Ахунской башней на память. Чтобы долго не заморачиваться пообедать решили прямо здесь в кафе справа от входа в Дендрарий. Цены конечно не совсем демократичные. Я взял солянку за 85 рублей и хлеб. Было вкусно, но мало.

Поехали к вокзалу, там развилка, а указатель установлен по тупому – не перед развилкой, а после, я конечно интуитивно почуял, что сюда, а когда в этом убедился, чуваки поворот уже проскочили. Пришлось какими-то чигирями пробираться.

Ближайший электрон через полчаса в 17-30. Электричка повышенной комфортности, скорая. Наше с Димой предположение, что тут нас без билетов на себя и на велик даже в вагон не пустят, оказалось верным. Билет до Туапсе стоит 102 рубля (третий класс, самые дешевые места), на велосипед 60. Провоз великов осуществляется в тамбуре. Тамбуров 2, один рабочий, в котором двери открываются, а второй не рабочий. Мы специально взяли билеты в два разных вагона, чтобы в одном тамбуре не толпиться. Азамата, Тимура и Вовочку проводница их вагона выгнала из своего тамбура в нерабочий тамбур нашего вагона, а я свой и Димин велик установил так, чтобы они не мешали открыванию дверей и входу/выходу пассажиров, и подвязал за поручни.

В Туапсе метнулись в один магаз, Магнит возле порта. Вывески нет, видно совсем недавно открылся, взяли кое-каких продуктов, выпивки совсем нет. Поехали на выезд из города по направлению к развязке на Новороссийск. Забежали с Вовой еще в один Магнит, и еще кучу продуктов взяли. Уже свечерело, а нам место надо найти для стоянки, причем тут голимый урбан и места не дикие нифига. А я еще в электроне пошутил, мол, пофиг, ночью поедем. И ну надо же, так и получилось.

Пилим по трассе на Джубгу, включили уже налобники и красные мигающие, ищем место, нету них… ничего. Дождь накрапывает, а между тем, мы выезжаем постепенно на Агойский перевал, тяжело пи$дец. И жрать опять-таки охота, та солянка давно уж прогорела. Туапсе поделен на две части и между ними встретилась нам одна подходящая полочка, однако вставать прямо над дорогой мы посчитали ниже своего достоинства. Остановились возле знака «Тупсе – город герой». Тимур прокатился вверх по серпантину без груза на разведку, вернулся, говорит, нет там нифига. Хотели уж даже прямо за знаком палатки кинуть, но там щебенка и строительный мусор, а мы еще не окончательно отчаялись.

Пилим дальше вверх, въехали в туман, не видно ни зги – фонарь освещает на 2 метра вперед. Пытались свернуть на какую-то примыкающую дорогу, выехали к какой-то военной базе: ворота, прожектор, собака, охранник. Вернулись на шоссе, опять пилим. Так и перевалили через пипку. В памяти все кусками как-то, как будто я бухой был, хотя не пили, может просто от переутомления. Из-за мокрой погоды и темноты весь кайф от спуска смазался. Мы все на спуске выстроились за Димой, а он ехал медленно, осторожничал. Наконец мне такое ватное качение 20 км/ч поднадоело, и я пошел на обгон, это уже было на подъезде к Агою. Как скорость выросла, мне сразу все брызги с моего переднего колеса в рожу полетели. Въехали в Агой, довольно быстро его проскочили, помню какой-то КамАЗ заставил меня заехать на тротуар, и я так пол поселка по тротуарам скакал. Опосля уже пошли знаки «кемпинг», Дима подолбился в какие-то ворота, без мазы. И буквально тут же то ли тропинку кто-то увидел, то ли дорогу. Мы полезли вверх по склону вглубь леса и нашли отличное место под дубами.

Нормально раскинули палаточки. Я линзы снял, на ручье не очень чистом набрали воды, помыли руки. Ну конечно льет, капает, мы поэтому все впятером забились к Димке в палатку, поставили котелок с горелкой в тамбуре. Сварили гречку, запустили 3 пакетика на четверых, Дима снова не ел. Пока она там булькала в котелке напахали каждому по полной тарелке салата из помидор с огурцом и луком с майонезом. Кайф. Разложили кашу по тарелкам, прямо туда же банку тушенки разбанковали, с кетчупом и майонезом, так здорово.

Сначала бахнули бальзама. Потом у нас еще бутылка перцовой настойки была местной туапсинской, немировки найти не удалось. Даванули ее на троих с Тимой и Азаматом и стало вообще супер. Вова тоже ушел на боковую, а мы еще сидим, чай варим, шутки шутим. Вот это было клево, ваще. На улице потом перед сном клево покурил. Моя флиска промокла, лег спать в Тимуровой.

 

6 мая 2009, Среда
(день четвертый: Агой — Небуг — Новомихайловский — Джубга)

Спали долго, часов до 9. Когда я проснулся, из соседней палатки уже слышался разговор. На палатку уже не капает, а прямо-таки льет как из крана – дождь прекратился, и порывы ветра срывают с дубов потоки воды. Выбравшись из теплого и сухого спальника, со скрипом влез в мокрые штаны и носки. Долго, матерясь, выбирался из палатки. Че-то тоскливо.

Остатки воды вскипятили на горелке. Завтракали овсянкой типа Быстров, закинули в себя по двойной порции. Вчера, когда вылезали с дороги и продирались впотьмах через лес, все нахватали проколов. Кроме Димы. Зато у Вовы было два. Там, как выяснилось, была «чудо-трава». У меня в заднем большая сравнительно дырень, стал проверять покрышку, чуть палец не порезал, колючка торчит ничуть не хуже крымской.

Поскольку собирались мы долго, стоянку немного проветрило, у нас многие вещи успели просохнуть, в том числе палатка. Однако прогноз погоды не утешительный, прямо до нашего отъезда все херово, хотя и без дождя, но пасмурно. Видать, не купаться нам в море. Распечатал я свежую пачку табака, затянулся, и меня хорошо так накрыло.

Поехали дальше. Проехали Небуг, я зашел в магазин, купил воды, колы и пива. Переход сегодня был жестковатый. Сильных серпантинов не было конечно, но все равно эти постоянные подъемы достают. Дима нас подгоняет, давайте ребята, ломимся в Джубгу. 22 км проехали вдоль моря, Тимур отстает, мы его поджидаем. После Ольгинки дорога отвернула от моря вправо, указатель до Лермонтово 16, до Джубги 20.

Начался тяжкий подъем. Я гляжу, Тимур сникает, остальные от нас оторвались немного. Я говорю:
– Давай минут через 15 тормознем, присядем и банку пива выдолбим.

Тем более, что завтрак у нас был так себе, а время уже пол третьего. Но вот уже и 15 минут прошли, а я не останавливаюсь, ищу местечко подходящее. И тут мы наконец выкарабкиваемся на самую пипку, а там туман густой как молоко. И потом веселый спуск. Въезжаем в Ново-Михайловское. Зарулили в придорожное кафе, которое оказалось довольно приличным. Несмотря на уличную свежесть, разместились на веранде. С заказом оригинальничать не стали – каждый взял по плову и кое-кто блинчики со сметаной. Мне плов, пара кусков хлеба и чай обошлись в 112 рублей. Я в ожидании заказа выпил банку пива, выкурил сигарету, потом поел плотно, и все было бы вообще замечательно, если бы не хронически мокрые, холодные ноги.

И после обеда все как-то наладилось. С легкостью пролетели оставшиеся км 15 до Джубги и здесь с целью реализовать идею шашлыка, побежали тариться. Я сбегал в мясную лавку, но там уже голяк, поскольку вечер, лежат буквально пара кусков. Взял лопатку на 1,8 кг с косточкой. В другом магазинчике взяли мешок угля, и еще я дюзнул пустую картонную коробку на розжиг. Пока ребята брали остальные продукты: лаваш, картошку, я прямо тут на улице тупым ножом разделал мясо и покидал куски в котел, где Вова их замочил в майонезе и специях с лимоном.

Прямо за Джубгой хотели было встать в какой-то посадке. Место было неплохое, удаленное от дороги и рядом с ручьем, но ребят смутило, что территория охраняется (мы как раз проехали мимо шалаша с охранником), и еще там мошка. Решили ехать дальше. Проехали развилку на Краснодар и тут же обнаружили съезд с дороги и встали в отличном месте на ручье. Из Джубги выезжали, солнышко вышло, добавило нам оптимизма. Звонил брату в Уфу, он говорит, мол, копаю грядки голый по пояс, 30 градусов.

Устанавливали с Тимуром палатку, у меня дуга тамбурная крякнула. Но не до конца пока, мы ее замотали скотчем, вроде держится пока. Снова разводил огонь своим фирменным способом, подкладывал потихоньку разорванную на куски картонку. Покончив с очагом, пошел надиктовывать дневник, уже два дня накопилось, наверное полчаса бубнил.
Вернулся к костру – Димы нет.
– Где Дима-то? Халтурит что ли?
– Да нет, он уже спать ушел.

Вот тоже киборг, ни есть ни пить ему не надо. И вот сидим мы, сделали угли, Вова нанизал мясо на прутики, которые я еще в посадке нарезал, Азамат точил о камень Тимин нож. Допили остатки водки. Вова вместо беленькой употреблял фервекс. Мясо получилось отличное, отвечаю. Я первый кусок в рот положил, оно мягкое, нежное и с легкой кислинкой, чувствуется, что в лимоне замачивалось. Я аж подивился, ведь кусок-то был первый попавшийся можно сказать. Стали пить вино. Оно местное и аццки дешевое – 50 рублей за литр. Тимур взял последний пакет. Очень сухое, то бишь кислушка. Я его могу пить, но идет не очень хорошо. Тут у Азамата соображалка заработала, он набулькивает полный крухан вина, ставит его на горелку, греет, потом добавляет столовую ложку сахара и чуть-чуть на кончике соды.
– Азамат, ты знаешь что делаешь?
– Да, я сам вино ставлю.

И точно, классная такая штука получилась. Мы из сухого сделали полусладкое. Ели мясо, лаваш и в углях картошку пекли. До картошки правда никто не дожил почти. Азамат сказал, я спать хочу, умираю. Вова прямо здесь у костра на пенке прикорнул. А мы сидим с Тимой, трындим про все и сигаретки смолим. Истории какие-то друг другу рассказываем. Потом ладно, потихоньку помаленьку, всю посуду подобрали, Вову в палатку отправили, а время уже 2 ночи.

Проехали 51 км.

 

7 мая 2009, Четверг
(день пятый: Джубга — Архипо-Осиповка — Пшада — Михайловс
кий перевал — Река Жане)

Ночь прошла замечательно. Снился прикольный сон про дом на пружинках. Проснулся в половине восьмого, птички поют, думаю, посплю еще полчаса, в итоге еще на час вырубился. В планах на сегодня было много сделать за день. Утро славное, солнышко проглядывает. У всех настроение приподнятое. Изначально планировали по-быстрому подкрепиться сникерсами и рвануть, а я говорю, давайте запустим оставшиеся 2 пакетика с гречкой, это же не долго и банку тушенки туда же. Вышла моя большая тарелка полная с горкой, мы с Тимуром съели, сколько в нас влезло, а остальные едва ли по ложке закинули, они чаю напились со сникерсами да с козинаками, я же свой сникерс заныкал в карман на худший случай. Попил киселя с соломкой.

Тронулись в путь, завезли мусор на бензоколонку. И только тогда меня осенило, что надо было нам вчера баню делать — место идеальное и ручей и камни. Решил, что если этим вечером удастся встать в похожем месте, обязательно баню сооружу.

Дорога была хорошая ровная, ехалось легко. Тимур вырвался вперед, я летел за ним. Воткнул наушники и слушал транс. И не отстаю и не приближаюсь к нему. Так отмахали 10 км до Архипо-Осиповки. Остановились у магазина, Тимур с Димой пошли в магазин, тут прикатывают Вова с Азаматом и говорят, а мы теплых вещей купили. Взяли полтора чачи и полтора вина. Отдали 300 за чачу и кажись 200 за вино.

Прокатились по деревушке к морю по главной пешеходной улочке. Выехали на пляж, хоть воду потрогали, а то Тимур вообще в первый раз.

Купаться, правда не тянет, ветер довольно прохладный, остановились, сразу замерзать стали. Постояли, отдохнули, пофоткались на фоне интересной скалы. На обратном пути от моря сфотографировали музейный комплекс, посвященный подвигу русского солдата Архипа Осипова.

С момента прибытия в укрепление Михайловское, под влиянием переживаемых всеми тяжелых минут, Осипов был всё время крайне сосредоточен; в день же 15 марта, когда стало положительно известно о намерении горцев напасть на укрепление, он, по свидетельству очевидцев, с заложенными за спину руками долго шагал по казарме, что-то обдумывая. Затем, остановившись посреди казармы, он сказал: «Я хочу сделать память России и в минуту неустойки наших подожгу пороховой погреб». Никто не сомневался, что Осипов сдержит слово, так как все знали его за человека серьёзного, набожного и смелого, исправного солдата. 22 марта 1840 г. Осипов сдержал свое слово и со словами: «Пора, братцы! Кто останется жив — помните мое дело» взорвал погреб, а с ним и все укрепление. Неприятель понес потерю до 3 тысяч человек.

Взяли курс на Пшаду, но не успели еще вкатиться, как Дима останавливается, ой у меня беда — срезало болт, которым багажник к раме крепился. Главное резьба нарезана в раме и там торчит теперь этот обрубок, хз как его извлечь. Азамат сообразил, побрызгал вэдэшкой, а потом ударяя по отвертке камнем постепенно провернул этот кусок. Пока чуваки там кумекали, я вместо штанов одел велошорты и дальше ехал в комфорте.

Такое ощущение, что кафешка в Пшаде ровно одна. Ее украшает табличка «вкусно и недорого». Заехали. Меню не понадобилось, хозяин говорит, на первое у нас борщ за 50 рублей, на второе фри за 40 и отбивная за 80. Ну, мы снова заказали одинаково, всем по борщу, фри, чаю и упаковку круасанов для всех на десерт. Зато у них там приятный дворик. Посидели, бахнули Оболони, потом поели, передохнули, посмотрели карту.

После обеда съездили, осмотрели ближайший дольмен неподалеку, чтоб представление иметь. Помедитировали возле него. Стали возвращаться, снова Дима останавливается, говорит, у меня колесо спустило. Ладно, чинитесь, Азамат остается, мы с Вовой и Тимуром едем в магазин.

На ужин я предложил сделать курицу в фольге. Покупаем, курицу, фольгу еще кое-что по мелочи. Тут Азамат подъезжает, мол, у Димки все серьезно — порвалась покрышка. В итоге мы с Вовой поехали вперед до села Михайловский перевал, 9 км покрыли махом, пока остальные нас нагоняли, купили хлеб, сахар, воду, сладости. Дима с Азаматом вставили в покрышку кусок пластиковой бутылки, накачали и завязали веревкой сверху. Тормоза пришлось расцепить.

На выезде из села произошел прикольный случай. Я еду первым, по правой стороне дороги, а на левой стороне лежит дворняга, которая бросается на меня, когда я проезжаю мимо. Машин на дороге нет, поэтому я поворачиваю велосипед на нее и торможу задним со шлифовкой. Она как шуганулась назад на ту сторону, словно ее ударил кто. За мной ехал Дима метрах в ста позади. Собака теперь уже бросается на него, и ее сбивает наглухо корейским грузовичком. Вот не знай, кому теперь звездочку на раме рисовать.

С этой погодой приходится ехать во флиске, а если капает, то еще и в ветровке. Как подъем, становится жарко, потеешь, расстегиваешь все молнии, а как на спуск, сразу замерзать начинаешь и снова застегиваешься, так всю дорогу и дергаешь эти молнии вверх вниз. А сегодня я в Пшаде еще оставил на себе только термуху и так гнал. Пусть местами прохладно, зато не паришься. Собственно Михайловский перевал взяли довольно легко, нам уже после Ахуна и Агойского перевала он как два пальца. Напрягают разве что всякие грузовики и автобусы на солярке, ажно приходится дыхание задерживать, так коптят. А там потом такой замечательный спуск. Я ветровку одел все-таки, к рулю пригнулся и погнал накатом. Ветер встречный зараза, не дает разогнаться выше 35, а так легко можно было бы полтинник сделать.

Река Жане, на которой мы планировали сегодня заночевать, протекала как раз в конце спуска. Сразу у дороги находится кафе «У водопада», и рядом с ним собственно, водопад небольшой, стекает в глубокую чашу. Летом тут все конечно ныряют, несмотря на запрещающие таблички, но нам сегодня как-то не захотелось.

Мы поехали вверх по течению, по дороге, там по пути располагается приют какой-то что ли, и при въезде висит табличка, призывающая посетителей воздержаться от спиртного, табака и сквернословия в этом удивительном месте. У меня по всем трем пунктам были сомнения, но для начала хотелось бы попробовать обойтись без мата.

Дальше по реке тоже есть группа из дольменов, довольно больших размеров, не чета тому в Пшаде. И вокруг этих сооружений сидят «странные» люди и заряжаются энергией. Пара дурачков сидит, прислонившись к центральному дольмену, по обе стороны от дырки и мешают мне сделать нормальный кадр. Выше по течению на другом берегу нашлась превосходная обустроенная стоянка. Стол, каменная печь и даже биотуалет, все дорожки выложены камушками, как в Крымском каньоне. Решили мы тут остаться, а до водопадов, что еще выше по течению, так и не дошли, уж больно круто туда тропа забирала.

Мы с Тимуром занимались баней. Сложили очаг на берегу реки и принялись жечь в нем костер. Камни время от времени лопались, разбрасывая снопы искр, Димке даже флиску прожгло, когда он оказался радом во время такого взрыва. Вова тем временем занимался курицей, она была разморожена, разделена на куски и замочена в майонезе со специями для шашлыка. После этого мясо было завернуто в фольгу и выложено на угли. Приготовление еды растянулось надолго. Я коротал время, покуривая и попивая Оболонь. Не дожидаясь горячего, начали потихоньку дегустировать чачу. Первым делом Дима ее поджег в ложке, и мы все восторженно ликовали, глядя, как она горит синим пламенем. Пропустили по паре рюмок, закусив апельсинами. Я почистил остатки картошки и отправил их на угли по той же схеме вслед за курицей. К тому времени как все это было приготовлено, контингент находился уже в весьма «теплом» состоянии. Мяса оказалось мало. Не знаю, как мы могли допустить, что одна курица насытит пять голодных мужиков. Как бы то ни было, я поел и курицы и картошки, закусил все лавашом, и еда показалась мне достойна восхищения. А потом мы все пошли в баню.

Палатка была уже собрана и стояла наготове. Искали с Тимуром дубок на веник, но не смогли найти (а берез тут нет априори), связали веник из молодого клена, чисто так пару раз шлепнуть, а больше и не надо. Очаг залили, поставили палатку над ним, сгрудилась вокруг и давай кружкой из котла поддавать. Не Чесноковская баня конечно, пара не так много, да и уходит быстро, но все равно создали температуру достаточную для того, чтобы выскочить наружу и броситься в воду. Чем мы с Азаматом не преминули воспользоваться. Поскольку воды и по колено нет, я плюхаюсь в воду и катаюсь как по снегу и ору во всю мочь, да е%%л я ваши запреты, я б%% буду материться, потому что мне о%%%тельно!

Потом оделись, палатку перевернули, чтоб просохла и продолжили бухать. Дима ушел спать первым, мы остались. Тут пошла такая тема, мы давай силой мериться. Вова Азамата поднял, потом я Вову поднял, потом Азамат его поднял, потом Вова нас двоих с Азаматом поднял, а вот когда мы на него втроем навалились, он уже не сдюжил. Мы осознавали, что время на исходе, это у нас крайняя ночевка на природе и дальше до Анапы придется делать автозаброску, поэтому оттопыривались в полный рост. Тимуру чача не пошла, он пил мало и ушел спать вслед за Димой в его палатку, так как наша все еще сушилась на берегу. Вова откровенно беспредельничал, требовал сделать ему тройную порцию, мол, у вас порции маленькие. Наконец и он выбрал свою норму и ушел спать. Мы с Азаматом еще влили в себя по крайней, прибрали кое-как вещи, притащили тент, прицепили палатку и тоже улеглись. Спал я как убитый.

 

8 мая 2009, Пятница
(день шестой: река Жане — Геленджик, автопереезд: Геленджик — Новороссийск — Анапа)

Проснулся я от Диминого голоса, он шарахался снаружи и что-то восторженно кричал. В лагерь пришла какая-то собака, Дима ей сказал, что у нас есть нечего, и она ушла. По тенту барабанил дождь. Дима подошел и попросил выдать ему БТР, а вернувшись через несколько минут отрапартовал, что он ее всю кончал, хотя там еще четверть рулона оставалось.

Очнувшись снова, я обнаружил, что Азамат куда-то исчез вместе с пенкой, зато появился Тимур со своей пеной. Весь замерзает. Я решил вставать. У Тимура спальник влажный, я говорю, давай лезь в мой. Взял влажные салфетки, пошел на этот модный толчок, который Дима обнаружил. Похмелье суровое, колбасит. Залез к Диме в палатку, говорю, мол, у Тимура предложение прямо сейчас валить. Они все трое лежат без сил, никак нет, давайте еще пару часов поваляемся.

Кипятил воду у себя в тамбуре на горелке, курил и слушал Моби. Меня так унесло, я чуть не отключился. Заварил себе овсянку, просто супер. Тут Тимур глаза открыл, а я ему, кашку будешь? Потом заварил себе чаю, попил с соленой соломкой. После завтрака я нашел в себе силы надеть линзы, а то думал, что в очках поеду. Умылся, зубы почистил — состояние значительно улучшилось. Тимур все ходит и мерзнет. Пошел еще раз посрать, на толчке Азамат сидит, я ждал, ждал, не дождался, ушел в другую сторону в лес, возвращаюсь назад, он там все еще сидит. Поржали.

Я все свои вещи собрал и пошел надиктовывать. А Вове как плохо было, это что-то. Его рвет желчью, считай, выпил вчера неплохо этими своими тройными порциями, а закуски-то было не особенно много, тем более для такого крупного парня. Выпили вчера чачи 1,2 причем Тимур почти совсем не пил, а Дима пил умеренно.

Дима говорит:
— Ты Юр не обувайся, вода поднялась, не замочив ног не перейдешь.

А у меня только просохли кеды и носки и так влом выбираться из сухого. Я пошел к броду, накидал еще камней, нормально перешел. Там дальше до дороги тропка лесная классная, по ней так приятно и мягко прокатиться, продышаться воздухом свежим влажным. А эти два топографических кретина: Тимур и Вова умудрились непонятно как взять не тот поворот, и вот мы сидим на скамеечке и ждем их, слушая как «странные люди» вдалеке барабанят в свои тамтамы и завывают мантры.

Выбрались на дорогу и через метров 100 заехали в придорожное кафе «Ротонда». Нам хорошо пообедать от похмелья — самое верное средство. Сели в беседке на улице, изучаем меню. Антураж у них тут красивый. Супы все дорогие, только борщ доступный по цене — 60 рублей. Заказал. Стал второе смотреть. Мясо по-французски 80 рублей, фи, такие копейки, заказал его тоже, ну там чай, хлеб. Принесли первое, я с таким удовольствием борща навернул, а Вова тот и вовсе заказал двойную порцию, ему такую миску выкатили, он весь бульон выпил, а гущу оставил. Потом приносят мне мое мясо. Здоровый шматок свинины, нежный, помидоры, картошечка, все залито сыром с майонезом. Вкуснотища, но так много, что еле осилил. А самое смешное, что 80 рублей — это за 100 грамм, а у меня кусок почти на 400 потянул. Еще чай 40 рублей, и в общем весь ценник — 410. Я маленько обалдел, но хоть есть за что платить.

Тронулись дальше. Была мысль машинку нанять, все одно в график не укладываемся, но решили, что путь до Геленджика осилим своим ходом. И так тяжко, это пипец какой-то. Каждый подъем испытание. Особенно уже в город въехали когда, и поехали на автовокзал, а он у них на горке. Я все проклял, а особенно идиотов планировщиков, которые делают автовокзал на горе. Я так долго выпиливал в этот долбанный подъем. Я спешился и шел пешком последним. Ребята, что-то мне неедется. Я за$$$лся.

Азамат по вокзалу побегал, побегал и говорит.
— Есть возможность прямо сейчас уехать в Новороссийск на этом рейсовом автобусе. Велики нам разрешили сложить сзади.

Мы обрадовались. Быстренько все покидали. Хоп-хоп-хоп, едем. Пьем водичку, жуем сникерс. Протер лицо и руки влажной салфеткой и занялся маникюром, чтобы не терять времени зря. А то отрастил когти как у орла, хоть по деревьям лазай ©. Свел промежуточные итоги по бухгалтерии. В этом походе мы используем прогрессивный метод учета, общака нет, а расходы сделанные кем-тона всю группу, я заношу в мега-бумажку. Вот что хорошо с этими ребятами — никто не качает права в смысле финансов. Особенно это касается Димы, который не пьет спиртного и зачастую ложится спать без ужина, а в общак скидывается наравне со всеми. Респект.

Выгрузились в Новороссийске на автостанции. Переезд обошелся нам в 400 рублей по 80 с носа. На площади, где таксисты тусуются, пытаемся найти транспорт до Анапы. Пара хачей хотели нас в две семерки загрузить. Мы то понимаем, что это нонсенс, но им очень хотелось денег, поэтому Дима даже скинул у себя переднее колесо, чтобы они смогли убедиться, что и один-то велосипед в эту коробчонку заходит с трудом. Потом все-таки они сдались и подогнали нам газелиста.
— Вот вам газель, ему отдадите 2000.
— Ок.
— А может, нам все же подкинете: рублей 300 за информацию?
Дима по этому поводу сказал, что он вообще-то людей редко посылает, но их хотел послать.

В Газель наши велосипеды хорошо поместились без передних колес поперек. Нас довезли до окраины Анапы, там как раз частный сектор и якобы жилье снять не проблема. Дорога же от Геленжика до Анапы абсолютно беспонтовая, смотреть там уже нечего, ну кроме как на море. А вот трафик офигенный просто, и мы бы всю дорогу дышали бы этими газами, если бы решили выпиливать своим ходом.

Выгрузились из машины, собрали велосипеды и поехали потихоньку, оглядываясь по сторонам в поисках сдающегося жилья. Вечерело. Вдруг указатель «гостиница». Выходит хозяйка.
— Можно у вас остановиться?
— Можно.
— Сколько будет стоить?
— Номера по 500 рублей. Есть один двухместный и один трехместный.
А мы как раз перед этим прикидывали, что селиться надо не дороже чем по 200 с человека, так что этот вариант нас вполне устраивал.

Большой двухэтажный дом, на первом этаже хозяева, а верхний, на который с улицы ведет винтовая лестница, они сдают. Нам достались номера напротив друг друга. В трехместном был телевизор, в двухместном ванная комната с душевой и унитазом. Дальше по коридору располагалась кухня/столовая и общий туалет с душевой.

Мы с Вовой сразу отправились в магазин за продуктами, взяли пива с чипсами, идем домой, пьем пиво и чипсами закусываем. Ребята к нашему приходу уже составили велосипеды и затащили наверх все рюкзаки. Вова с Азаматом на ужин делали интересный салат. Яйца смешали, пожарили типа блинчиков, порезали и высыпали в посуду с порубленным куриным мясом, добавили туда же лук и майонез. Еще были спагетти с татарским соусом и вино.

Был смешной момент связанный с душевой кабиной. Сначала вымылся я, потом Дима, потом пошел Тимур. Мы его предупредили, что вода уходит медленно. Тимур бегает, бегает: да что такое, говорит, ну и грязь у вас, все забилось, совсем вода не уходит. Мы на него внимания не обращаем, смотрим телек, уйдет говорим. Проходит полчаса, он начал суетиться, вантуз искать. Я захожу в ванную и понимаю в чем дело. Там поворотная пробка и она в закрытом положении, но ее не видно из-за мыльной и грязной воды. Я такой руку туда сую по локоть, поворачиваю пробку и говорю, ну и долго же тебе пришлось бы ждать, пока б она стекла.

 

9 мая 2009, Суббота
(день седьмой: Анапа)

Поднялся я в половине девятого. Постоял в душе, согреваясь под струями теплой воды, почистил зубы. Жрать охота. Пошел в соседний номер к парням, соорудил себе бутерброд, нагрел чаю крепкого, подкрепился и покурил. Народ поднялся часам к десяти. Они неторопливо раскачивались, валялись в кроватях и смотрели телевизор. В половине одиннадцатого мы выехали налегке по направлению к морю. Рюкзаки уже собранные оставили в номерах. Приятно ездить по Анапе, потому что она плоская вся. Тихими улочками с брусчатыми тротуарами мы доехали до маяка, и потом по набережной покатили. Набережная весьма подходит для катания, там даже знаки дорожные установлены: синий круглый с велосипедом и рядом белый с инвалидной коляской. И тут же нам навстречу выезжает инвалид на электрической самоходной коляске и приветственно улыбается всей нашей компании.

Осмотрели по пути пару кафешек с открытыми террасами, но останавливаться не стали. Сделали выбор на заведении под названием «Наутилус». Первым делом привлекло наше внимание объявление на листе А4, которое гласило: «Наши теплые пледы согреют вас в холодные Анапские деньки». А надо сказать, что хотя погода выдалась солнечная, но дул ветерок и было довольно свежо. При заказе блюда дня любое блюдо шло за 150 и чай с хлебом бесплатно. Мы все заказали люля-кебаб каждому и шоколад к чаю. Ждать заказ надо было долго, но мы никуда не торопились. Просто сидели, разговаривали о велосипедах, о походе, смотрели на море, по которому скользили парусники и серфинги. Официанты — вежливые молодые парни в тельняшках и бескозырках. У входа в кафе стоит стол, к которому они приглашали пожилых людей и предлагали им нахаляву водки или вина. Из бара звучала музыка военных лет и было слышно как вдалеке играет духовой оркестр. Принесли заказ. К мясу шел гарнир: рис, капуста и лучок. Все очень вкусно. Я с этой порции даже обожрался, предлагаю ребятам мне помочь, никто не хочет больше — все уже наелись.

После завтрака проехали в обратную сторону немного и спустились на пляж. Там небольшая бухта, снаружи ветер, волну нагнало, а здесь вода спокойная, холодная и чистая. Искупались с криками и визгами. Вместе фотографировались на память.

Эти тихие улочки практически без движения расслабляют и провоцируют на езду строго по центру проезжей части. Азамат так замечтался, что чуть не угодил под колеса авто. Вернулись в гостиницу, посидели минут 10 на дорожку, сдали ключи и поехали к вокзалу. Пока парни закупали продукты в Магните, я сидел возле вещей и пил замечательное пиво «Очаково темное легкое». У нас такого в продаже не встречал. В Анапе молодежь действительно одевается на манер Славика и Димона из «Наша раша». Все через одного ходят в толстовках с капюшоном на голове. Это забавно.

От города к вокзалу идет ровное шоссе. Был встречный ветер, но я пристроился к Диме на колесо, и вместе мы держали хороший темп. Других поездов, кроме нашего, в это время с вокзала не отправлялось, поэтому путаницы не было никакой. Мы выбрались на платформу и разобрались. У парней большие чехлы, поэтому они только одну педаль откручивают, снимают переднее колесо и поворачивают руль. Я же, как обычно разобрал почти полностью, зато у меня чехол более компактный получился. У меня был билет в купе, а у парней в плацкарте, поэтому я передал свой велосипед им, мы сели на свои места, а после проверки билетов я по составу перешел в их вагон.

Над Тимуром немного поугорали. Он у нас последние 2-3 дня как-то подтормаживает, Азамат ему даже посоветовал переключить уже передачу повыше. Сейчас на платформе готовим документы, а он свой паспорт найти не может. Мы смеемся, мол, ты же строитель, оставайся в Анапе, построишь тут дом, и будешь жить.

На обед слопали курицу гриль. Весь день мы жгли. Ля-ля-ля не закрываясь про пятое десятое, темы у нас плавно из одной в другую перетекают, всех окружающих терроризировали своей болтовней, а под вечер начали бухать. У нас было около 5-6 литров этого Очакова, и мы его все выпили на троих с Тимуром и Азаматом. Сидел у них не то до часу, не то до двух потом уже к себе тихонько вернулся.

Проехали за сегодня 25 км. Общий километраж 271 км.

comments powered by HyperComments